?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: Блаженный Феофилакт Болгарский

Тѣ́мже ýбо ми́ръ возлю́бимъ (будем искать), и я́же (того, что) къ созидáнiю дрýгъ кό другу (назиданию взаимному). О мире сказал к несовершенному, потому что этот не имел мира, а къ созидáнiю дрýгъ кό другу сказал к совершенному, чтобы он не колебал брата, соблазняя его. Впрочем, сказав: ко взаимному, отнес слово свое об этом к тому и другому. Тем же, что сначала упомянул о мире, а потом о созидании, показал, что без мира трудно назидать. Не брáшна (пищи) рáди, разоря́й (разрушай) дѣ́ло Бóжiе. Делом Божиим называет спасение брата. Итак, не разрушай оного, стяжанного для него Богом, и притом ради пищи, то есть нежеланием воздерживаться от свиного мяса, чтобы получить себе пользу. Вся́ бо чи́ста; но злó (худо) человѣ́ку претыкáнiемъ (с преткновением, на соблазн) ядýщему. Сделав строгое запрещение совершенному, убоялся, чтобы немощный не утвердился в худых мыслях. Поэтому опять обращается к догмату и говорит, что все чисто, но худо для того, кто ест с худой совестью и после того, как соблазнился. Ибо несовершенный, почитающий свиное мясо нечистым, если ест его по принуждению, больший терпит вред. Поэтому сначала ты должен вразумить его, что все чисто. Добрó (хорошо) не я́сти мя́съ, ни пи́ти винá, ни о нéмъ же (не делать ничего такого, отчего) брáтъ твóй претыкáется, или́ соблажня́ется, или́ изнемогáетъ. Ты, говорит, принуждаешь брата есть то, чего он не осмеливается есть, а я говорю, что ты должен воздерживаться от всего, что соблазняет брата, не потому, что это зло (ибо все чисто), но потому, что это соблазняет. Словом претыкается показал, что он ослеплен; ибо претыкаются слепые. А соблазняется он как легкомысленный, изнемогает же как маловерный. Всем этим привлекает сильнейшего к помощи брату, как совершенно немощному. Ты́ вѣ́ру и́маши (имеешь), о (в) себѣ́ сáмъ имѣ́й прéдъ Богомъ. Здесь тайно намекает на то, что совершенный высказывал совершенство свое по тщеславию. Говорит: ты хочешь показать мне, что совершен в вере относительно пищи, веря, что все хорошо и чисто? Не показывай мне, но довольствуйся свидетельством совести пред Богом, Которому показываешь это. Блажéнъ не осуждáяи (осуждающий) себé, о нéмже искушáется (в том, что избирает; за то решение, которое принимает). Хотя другой и не увидит твоего блаженства, ты будь доволен сам собой, если сам не осуждаешь себя и совесть твоя не осуждает тебя в вещи, которую ты одобрил или избрал. Разумей это только о настоящем предмете, то есть о пище. А сомня́ися (сомневающийся), áще (если) я́стъ осуждáется, занé не от вѣ́ры (потому что не по вере); вся́ко же éже не от вѣ́ры, грѣ́хъ éсть. Кто сомневается, говорит, и ест не убедившись, тот осуждается. Почему? Не потому, чтобы пища была нечиста, но потому, что не был уверен, что она чиста, и думал, что прикасался к ней, как нечистой. Кто не убежден и не верит, что пища чиста, но ест ее с лукавой совестью, тот, конечно, грешит. Могýщему же вáсъ утверди́ти по благовѣствовáнiю моемý, и проповѣ́данiю Iсýсъ Христóву, по откровéнiю тáйны, лѣ́ты вѣ́чными умолчáнѣ (о которой от вечных времен было умолчано), я́вльшижеся (которая явилась) ны́нѣ (в) писáнiи прорóческими, по повелѣ́нiю вѣ́чнаго Бóга, въ послушáнiе вѣ́ры (для покорения их вере), во всѣ́хъ язы́цѣхъ познáвшися (всем народам возвещена), еди́нѣмъ премýдрымъ Бóгомъ Iсýсъ Христóмъ, Емýже слáва вό вѣки, ами́нь. Оканчивать увещания молитвой ― всегдашний обычай апостола Павла. Так поступает он и теперь: молится о несовершенных, и не только словом научает, но и молитвами испрашивает помощь у Бога. Могущему утвердить вас, несовершенных, колеблющихся. Каким образом? По благовествованию моему, то есть дабы содержали то, чему я учу. А благовествование мое и проповедание Христово одно и то же, ибо это не наше учение, а Его законы. По откровению тайны. Это знак величайшей чести, что мы стали участниками в тайнах, то есть в предмете, который хотя издревле предопределен, но явлен ныне чрез писания пророческие. Посему чего бояться тебе, немощный? Чтобы ядением свиного мяса не отступить от закона? Но вот все Писания возвещают ту тайну, которая вводит безразличие в пище. Это совершается даже по повелению вечного Бога. Поэтому твой долг не противоречить, но верить и повиноваться Богу; ибо вера требует послушания, а не пытливости. Кроме того, так верят все народы; ибо тайна та сделалась известной всем. Как же ты продолжаешь рабски служить закону? Единому Премудрому Богу сказал для того, чтобы отличить Бога от Ангелов и нас, отнюдь не от Сына, ― да не будет; ибо мудрость Отца есть Сын. Итак, слава Тому, Кто явил тайну, а не закону, к которому ты продолжаешь прибегать, наблюдая различие в пище.