petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Category:

На страже веры. Священномученик Вениамин (Казанский)

В этот день, 13 августа, мы вспоминаем сразу нескольких великих людей нашей Православной Церкви, которые земную свою жизнь посвятили Богу и народу Божиему. Так, 13 августа 1836 г. в селе Берёза Смоленской губернии в семье диакона Димитрия Касаткина родился сын Иван, который впоследствии стал апостолом страны восходящего солнца, равноапостольным Николаем Японским. В этот же день, но 1870 года, в семье псаломщика Ярославской епархии, служившего в селе Поводнево, также родился сын, которого в крещении нарекли Владимиром. В 23 года он принял монашество с именем Андроник, а затем также отправился миссионером в Японию, где трудился под руководством святителя Николая. Однако наиболее он известен как архиепископ Пермский и Кунгурский Андроник, священномученик. И наконец, имя еще одного святого, который 13 августа 1922 года родился, но не для земной, а для вечной жизни ― это митрополит Вениамин (Казанский). О нем рассказывает книга, вышедшая в свет в Издательстве Сретенского монастыря в серии «На страже веры». Она называется «Священномученик Вениамин (Казанский). Священномученик Вениамин (Казанский) — митрополит Петроградский и Гдовский, расстрелянный 13 августа 1922 года, был одним из первых священномучеников, прославленных Русской Православной Церковью после падения коммунистического режима. Имя ми­трополита Вениамина всегда хранилось в памяти народной, и никто из знавших владыку не сомневался, что он святой. Владыка был прослав­лен в 1992 году Архиерейским Собором Русской Православной Церкви. Ныне как священномученик, он вспо­минается на всех праздничных бого­служениях, а в храмах, где особо почи­таются новомученики и исповедники Церкви Русской, на каждой воскресной всенощной. О жизни и подвиге стояния за Церковь на рубеже эпох священномученика Вениамина и повествует эта книга.
Как отмечает автор-составитель Ольга Рожнёва, «за несколько дней до расстрела митро­полит Вениамин (Казанский) в письме писал: «В детстве и отрочестве я зачи­тывался житиями святых и восхищался их героизмом, их святым воодушевле­нием, жалел всей душой, что времена не те и не придется переживать, что они переживали. Времена перемени­лись, открывается возможность терпеть ради Христа и от своих, и от чужих». Будущий священномученик родился 17 апреля 1873 года в семье потомственного священника и был наречен Василием. В его роду было 9 священников, 1 диакон, 2 пономаря и 2 дьячка, а также несколько преподавателей духовных училищ предваряли по семейной линии церковное служение Вениамина. Как говорится в книге, Василий Казанский окончил Олонецкую духовную семинарию и в 1893 году как лучший выпускник семинарии был послан на казенный счет в Санкт-Пе­тербургскую духовную академию. Юноша всегда стремился к благотво­рительности, помня о своей бедности в детстве и юности, он участвовал в дея­тельности «Общества распространения религиозно-нравственного просвеще­ния в духе Православной Церкви», на­правленной в основном на помощь рабочим и беднякам. С 14 октября 1895 года студент третьего курса духовной академии Санкт-Петер­бурга Василий Казанский был пострижен в монашество с именем Вениамин и рукоположен в иеродиакона, а через год — в иеромонаха. Священнослужитель по призванию, он готов был, как утверждали однокурсники, вообще не покидать церковь: «Его не останови он 24 часа в сутки будет служить». Однако Господу было угодно направить молодого иеромонаха по другому пути. По окончании Академии в 1897 году со степенью кандидата богословия иеромонах Вениамин был назначен преподавателем Священного Писания в Рижскую Духовную Семинарию. С 1898 года он инспектор Холмской, спустя год Санкт-Петербургской Семинарии. В 1902 году, после возведения в сан архимандрита, назначен ректором Самарской, а через три года Санкт-Петербургской Семинарии. А 24 января 1910 года в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры архимандрит Вениамин был рукоположен во епископа Гдовского, Петербургского викария. Святительский сан Владыка Вениамин воспринял как обязанность пастырского подвига и апостольской проповеди. Протоиерей Михаил Польский, сослуживший патриарху Тихону его последнюю перед арестом литургию и отбывавший срок на Солов­ках за борьбу с обновленцами, в своей книге «Новые мученики Российские», написанной в 1949 году, вспоминал о владыке: «Проповеди его всегда были чрезвычайно просты, без всяких ораторских приемов, без нарочитой торже­ственности, но в то же время они были полны какой-то чарующей прелести. Именно незамысловатость и огромная искренность проповедей митрополита делала их доступными для самых широ­ких слоев населения, которое массами наполняло церковь, когда ожидалось служение митрополита... Даже среди иноверцев и инородцев митрополит пользовался глубокими симпатиями. В этой части населения он имел немало близких личных друзей, которые, несмотря на разницу верований, пре­клонялись перед чистотой и кротостью его светлой души и шли к нему в ми­нуту тяжкую за советом и духовным утешением». Об отношении народа к владыке Вени­амину, по словам Ольги Рожнёвой, можно судить по следующему факту. Когда в 1917 году правящие ар­хиереи стали избираться на епархиаль­ных съездах клира и мирян, в некото­рых епархиях это стало причиной нестроений и разногласий. В Петро­граде же, в отличие от других губер­ний, страсти не разгорелись и все про­шло на редкость спокойно: епархия проголосовала за епископа Вениами­на с редким единодушием, что объяс­нялось народной любовью к нему. Он стал поистине народным избранником. (с.41). В марте 1917 года владыка Вениамин был избран архиепископом Петроград­ским и Ладожским, а в августе 1917 года, при одобрении паствы, назначен митро­политом Петроградским и Гдовским. Протоиерей Михаил Польский писал: «Петроградское население огромным большинством (в том числе голосами почти всех рабочих) вотировало за вла­дыку Вениамина. Оно давно его знало и было глубоко привязано к нему за его доброту, доступность и неизменно сер­дечное и отзывчивое отношение к своей пастве и к нуждам ее отдельных членов. Митрополит Вениамин, уже будучи в этом сане, охотно отправлял­ся по этому зову для совершения моле­ний и треб в самые отдаленные и бед­ные закоулки Петрограда... Иногда он до позднего вечера выслушивал обра­щавшихся к нему, никого не отпуская без благостного совета, без теплого утешения, забывая о себе, о своем отдыхе, о пище...» В 1921 году страну Советов охватила небывалая разруха и голод. Это послужило поводом для очередных гонений на Церковь, которые проводились под лозунгом «похода пролетариата на церковные ценности». 23 февраля 1922 года был издан Декрет ВЦИК об изъятии церковных ценностей для нужд голодающих. Митрополит Ве­ниамин смог договориться с властями, чтобы при изъятии ценностей присут­ствовали представители духовенства, а предметы, имеющие особое значе­ние для верующих, используемые для совершения таинств, могли заменять­ся аналогичным металлом по весу. Од­нако большевики сознательно исполь­зовали Декрет об изъятии церковных ценностей для того, чтобы начать мощ­ную антицерковную кампанию. Согла­шение, достигнутое митрополитом, не соблюдалось, и в ряде церквей были спровоцированы конфликты верующих с представителями власти. Таким образом, изъятие ценностей сопровождалось волнениями народа, хотя серьезных беспорядков, острых столкновений и арестов пока еще не было. Но уже чувствовалось приближение расправы. 1 июня 1922 года губернский отдел ГПУ в Петрограде получил из Москвы телеграмму с приказом арестовать мит­рополита Вениамина и привлечь его к суду. Петроградские чекисты долго не церемонились, для них эта телеграм­ма была радостной и долгожданной. В тот же день митрополит Вениамин был арестован по обвинению в вос­препятствовании изъятию церковных ценностей, хотя его причиной была принципиальная позиция Владыки в отношении обновленцев и их ВЦУ. 10 июня того же года начался судебный процесс, к которому было привлечено еще 86 человек. Как говорится в книге, «на процессе митрополит держался мужественно, вину не признал, а свое последнее слово преимущественно по­святил доказательствам невиновности других подсудимых. Он и перед лицом смерти оставался таким, как и всег­да: сосредоточенным на молитве, спо­койным, мирным». Когда окончились судебные прения, настала очередь подсудимым сказать свое последнее слово. Председатель обратился к митрополиту Вениамину: «Подсудимый Василий Казанский! Вам принадлежит последнее слово». Вот лишь несколько слов, которые сохранила для нас история: «Я не знаю, что вы мне объявите в вашем приговоре — жизнь или смерть, — но что бы вы в нем ни провозгласили, — я с одинаковым благоговением обращу свои очи горе, возложу на себя крестное знамение (при этом митрополит широко перекре­стился) и скажу: слава Тебе, Господи Боже, за всё...» Это были его последние слова, произнесенные им публично. 5 июля 1922 года трибунал объявил приговор, а в ночь с 12 на 13 августа того же года митрополит Вениамин был расстрелян на окраине Петрограда. Вместе с ним мученическую кончину приняли архимандрит Сергий (Шеин), профессор Петроградского университета Юрий Новицкий и юрисконсульт Александро-Невской Лавры Иван Ковшаров. По словам митрополита Омского и Таврического Владимира, «в юные годы мы часто мечтаем о том, чтобы совершить великие подвиги. Но кто знает, как поведет себя каждый из нас, если жизнь действительно потребует от него настоящего мужества? Вот так и юный Василий, сын священника из далекого северного села, ставший впоследствии митрополитом Петроградским, мечтал о подвигах благочестия, которые совершали во славу Божию древние богатыри духа. Ему довелось дожить до перемены времен: открылась возможность терпеть ради Христа и от своих и от чужих. Он оказался достоин своей детской мечты, переборол унижения, страдания и страх смерти, засвидетельствовав для нас своих потомков: «трудно, тяжело страдать, но по мере наших страданий избыточествует и утешение от Бога». Об этом свидетельствует житие священномученика Вениамина, представленное на страницах этой книги.
Tags: Новости и история Церкви, святые
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author