?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: А. П. Лопухин

Да востáнутъ и взы́дутъ вси́ язы́цы на юдóль Иосафáтову, я́ко тáмо ся́ду разсуди́ти вся́ язы́ки я́же о́крестъ. Ст. 12–13 представляют ответ Господа на молитву пророка в ст. 11-м: Туда, Господи, веди твоих героев: туда, т. е. в долину Иосафата, где имеет быть Суд; героев (eвp. gibborim = сильных), т. е. Ангелов, которые исполняют волю Божию и которые явятся орудиями суда Божия над язычниками. Но должно заметить, что в древних переводах приведенные слова читаются иначе, чем в подлинном тексте: у Семидесяти и в слав. — кроткий да будет храбр. 13 Испусти́те серпы́, я́ко предстои́тъ обымáнiе виногрáда: вни́дите, топчи́те, я́ко испóлнь точи́ло, изливáются подточи́лiя, я́ко умнóжишася злóбы и́хъ. Пустите в дело серпы и пр.: речь от лица Бога и обращена к героям, т. е. к Ангелам, которых, привел Господь в долину суда. Идите, спуститесь: идите — в долину Иосафатову; вместо спуститесь в слав. топчите, сообразуясь с контекстом, не от jarad «спускался» (как в рус.), а от radah «топтать». Ибо точило полно и подточилия переливаются: точило (евр. gath) — углубление для выжимания винограда и маслин, высеченное в скале или выкопанное в земле и выложенное камнем. Точило состояло из двух частей: собственно точила, куда накладывался виноград, или оливки, и подточилия, или чана, куда стекал выжатый сок. Образ жатвы и собрания винограда — образ Страшного Суда. Образом жатвы дается мысль, что Суд настанет в назначенное время, когда созреет жатва, и что на Суде последует отделение доброго от злого, подобно тому как после жатвы хлеба, при молотьбе и веянии, отделяются зерна от мякины (ср. Мф. 13, 39; Откр. 14, 15–18). Образ точила есть образ гнева Божия, воспламеняющегося против грешников и потребляющего их, подобно тому как в точиле давят гроздья винограда. — Вместо слов ибо жатва созрела в слав.: яко предстоит обымание винограда: соответствующее греческому слово означает не только сбор винограда, но и жатву вообще. 14 Глáси прогласи́шася на пóли судéбнѣмъ, я́ко бли́зъ дéнь Госпóдень на юдóли судéбнѣй. Пророк созерцает уже народы, собравшиеся в долине Суда. Повторением hamonim, hamonim (толпы, толпы) пророк указывает на бесчисленное множество собравшихся. Евр. hamonim означает и «крик», и «кричащая толпа». Отсюда в переводе Семидесяти и славянск. «гласи прогласишася»; второе hamonim Семьдесят, вероятно, приняли за сказуемое и прочитали hamenim — «голоса шумящие». На юдóли судéбнѣй — в значении «суд, решение». 15 Сóлнце и лунá помéркнутъ, и звѣ́зды скры́ютъ свѣ́тъ свóй. 16–21 Со ст. 16 пророк говорит о значении дня Суда для народа Божия. Поражая язычников, Господь явится защитою для Израиля, который будет блаженствовать. 16 Госпóдь же отъ Сióна воззовéтъ и отъ Иерусали́ма дáстъ глáсъ Свóй, и потрясéтся нéбо и земля́: Госпóдь же пощади́тъ лю́ди Своя́ и укрѣпи́тъ [Госпóдь] сы́ны Изрáилевы. 17 И увѣ́сте, я́ко Азъ Госпóдь Бóгъ вáшъ, вселя́яся въ Сióнѣ въ горѣ́ Моéй святѣ́й: и бýдетъ Иерусали́мъ свя́тъ, и иноплемéнницы не прóйдутъ сквозѣ́ егó ктомý. Обитающий на Сионе: по изображению пророка Иезекииля пред завоеванием Иерусалима слава Божия покинула город, и этим он представлен в добычу врагам (см.: Иез 7, 4, 12; гл. 27 и др.). В приведенных словах Иоиль дает мысль, что торжество врагов над Иерусалимом будет уже невозможно, так как Господь будет жить на Сионе. Не будут уже иноплеменники проходить через него, т. е. проходить с целью нападения или завоевания. 18 И бýдетъ въ тóй дéнь, искáплютъ гóры слáдость, и хóлми источáтъ млекó, и вси́ истóчницы Иýдины источáтъ вóды, и истóчникъ óт дому Госпóдня изы́детъ и напои́тъ водотéчь си́тiя. Образное изображение будущего благоденствия Израиля: горы, на которых разводится виноград, так будут изобиловать им, что с них будет капать вино, холмы, на которых пасется скот, потекут молоком, а вместо засухи явится обилие воды. Все русла, т. е. русла потоков, питающихся водою с гор и пересыхающих летом. А из дома Господня выйдет источник, и будет напаять долину Ситтим, в слав. водотечь сития (источник тростников). Долиной Ситтим или «долиной акаций» называлась долина в земле Моавитской, по ту сторону Иордана. Долина эта получила свое название от schittah «акация», так как на ней росло много акаций, любящих сухую почву. По мнению многих комментаторов, пророк разумеет в ст. 18 именно названную долину. Другие понимают евр. nahal haschschittim в смысле нарицательного названия, сухой земли вообще и полагают, что пророк имеет в виду или Кедронскую долину (Михаелис) или лежащую на запад от Иерусалима Вади аль Сант, через которую пролегает дорога в Аскалон. При обоих пониманиях слова смысл образа тот, что в стране явится обилие воды и самые средства орошения чудесно изменятся. В связи с обетованием пророка Иоиля об излиянии Святого Духа и в образах ст. 18 можно видеть образ благодати, изливающейся в Церкви Христовой. 19 Еги́петъ въ поги́бель бýдетъ, и Идумéа въ пóле поги́бели бýдетъ за озлоблéнiе сынóвъ Иýдиныхъ, понéже пролiя́ша крóвь прáведную на земли́ своéй. Из врагов Иуды пророк выделяет особенно египтян и идумеев, в вину которым вменяется то, что они притесняли сынов Иудиных и проливали невинную кровь их. Под пролитием невинной крови пророк разумеет, по-видимому, или убийства тех иудеев, которые находили убежище в Египте и Идумее (в земле их = в земле идумеев и египтян), или же убийства во время разбойничьих нападений идумеев на Иудею (тогда — в земле их = в земле евреев). Какие именно исторические факты имеет в виду пророк, неизвестно; во всяком случае такие факты могли происходить как в послепленное время, так и в допленное. 20 Иудéа же вóвѣки насели́тся, и Иерусали́мъ въ рóды родóвъ. Подобное обетование возвещается народу Божию и другими пророками. 21 И взыщý крóви и́хъ и не обезвиню́: и Госпóдь всели́тся въ Сióнѣ. Я смою кровь их, которую не смыл ещё. Соответствующее евр. выражение  имеет значение «объявлять кого-либо невинным, оставлять без наказания». Поэтому слова пророка, придавая им вопросительную форму, передают так: «и оставлю ли Я их (т. е. язычников) без наказания? Не оставлю»; иначе: «объявлю невинной кровь их, которую Я не объявил еще невинной»; смысл последнего перевода будет тот, что наказание язычников за пролитие крови сынов Иуды будет доказательством невинности этой крови в очах Божиих. Семьдесят толковников рассматриваемое выражение переводят: и взыщу за кровь их, и не оставлю без наказания, слав. и взыщу крови их, и не обезвиню. Ввиду перевода Семидесяти и контекста мазоретское venikkethi новейшие комментаторы исправляют в venikkamthi (от nakam мстить) и переводят начало стиха: «отмщу кровь их, не оставлю без наказания», что дает мысль более ясную. Господь дает обещание отомстить пролитую врагами кровь Иудеев. — Господь будет обитать на Сионе: обитание Господа на Сионе явится источникам благоденствия Израиля. Изображение пророком Иоилем в гл. 3-й Cуда над миром и спасение избранного народа, без сомнения, не может быть понимаемо в буквальном смысле. Вся речь пророка в гл. 3-й имеет образный характер. Так как пророчество Иоиля о Cуде еще не осуществилось во всей полноте, то и нельзя еще разграничить в этом пророчестве образы и идеи, которые воплощаются пророком в образе их. И вообще это разграничение образов и идей составляет наиболее трудный пункт в истолковании пророчеств. Несомненно только одно, что возвестивший возвышеннейшее обетование об излиянии Святого Духа на всякую плоть и о просвящении всех людей этим Духом, Иоиль не мог представлять Cуд Господа над миром как суд исключительно над язычниками (Иоил. 1, 16), как собрание народов в небольшой долине (12 ст.), как борьбу с язычниками (ст. 9–13), а как благоденствие Израиля, как изобилие вина, воды и молока (Иоил. 3, 18); все это только образы и символы таинственного и Cтрашного Cуда Господня и имеющего наступить после него вечного блаженства праведников.