petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Category:

Первое посланиe апостола Иоанна: 1 Ин., 72 зач., 3, 10‒20

Авторы: блаженный Феофилакт Болгарский, преподобный Иустин Попович, архиепископ Аверкий Таушев

Братская любовь и ненависть (1 Ин. 3:10–18). Характерной чертой детей Божьих, в отличие от детей диавола, служит их любовь к ближним и вера в Иисуса Христа, как Сына Божьего, пришедшего на землю во плоти и пострадавшего за грехи мира — реально и действительно, а не призрачно, как учили некоторые еретики, например, докеты. Oни исповедовали учение о призрачности тела и телесной жизни Христа. Таким образом, учение докетов опровергало основную христанскую догму. Отрицательным примером, как не следует относиться к ближним, святой aпостол выставляет братоубийцу Каина, и говорит, что подобен ему не только физический убийца. Величайший же образец истинной любви к ближним, которому мы должны следовать, это Сам Господь Иисус Христос, положивший за нас душу Свою. Всяк не творяи (не делающий) правду, несть (не есть) όт Бога, (равно) и не любяи брата своего. Несть от Бога не только тот, кто подвизается во зле, но и тот, кто «не творит правды», не только тот, кто ненавидит брата своего, но и «кто не любит брата своего». Это эсхатологическая евангельская богочеловеческая мерка, которая безусловно показывает, к какому из двух семейств принадлежит человек: к Божьему или к дьявольскому. Правда и любовь. Правда (правдивость) как совокупность всех евангельских добродетелей, любовь же как Божественная сила осуществляет их и является характерной чертой «чад Божиих», «сынов Божиих» в этом мире. Для них (этих добродетелей) и в них живут дети Божии и через них обретают покой. Неправда и ненависть – это характерные черты чад дьявола в этом мире. Для них и в них живут они и через них обретают покой. Человеческая сущность вступает в семью Божию, в Царство Божие, только если ее праведность «превосходит праведность книжников и фарисеев» (Мф. 5:20), и это значит, что она Божия, Богочеловеческая, а не человеческая, «гуманистическая», праведность «homo», только человека. Яко се (ибо таково) есть обетование (благовествование), еже (которое) слышасте исперва (от начала), да любим друг друга. Для святого Иоанна Богослова заповедь исперва, небесная заповедь – это взаимная любовь. Эта любовь показывает, что человек от Бога, и что люди от Бога по происхождению и в обновленном духовном рождении. Человеколюбие и действительная любовь ведет человеческое чувство и разум к Богу. Человек себя и брата, которого он любит, видит «в Боге» и «с Богом» и обнаруживает, что его происхождение и происхождение его брата идет от Бога, в Боге и с Богом. Поэтому и заповедь о любви, заповедь исперва – это всезаповедь во Христе Исусе. По своей природе любовь разумна, Божественна, и человек по природе разумен и богоподобен. И эта Божественная, разумная, богочеловеческая любовь для него есть нечто естественное, близкое. И Бог Слово стал Человеком, чтобы показать эту близость между Богом и человеком, это единство между разнородностью Его природы и сущности. Если речь идет о человеческом роде, имеет силу заповедь «любите друг друга», которая существует от начала, исперва человеческого рода. Если речь идет о новом человечестве «во Христе», о Богочеловечестве, то опять эта заповедь имеет силу, поскольку есть от начала. И это потому, что должно быть осознано наше Божественное происхождение. Когда человек любит брата своего, тогда тотчас же чувствует, что и он, и его брат от Бога. Так же, если обращение его в Боге с братом есть любовь, то это, конечно, Божественное обращение любящего с любимым. Когда кто ненавидит брата своего, такой потерял чувство и разум и о Божественном происхождении, и о своей душе, и он ведется сознательно дьяволом. Не якоже Каин от неприязни бе (который был от лукавого), и закла брата своего. Выражение заклал, έσφαξε, нередко означает жертвенное заклание (Откр. 5:6, 9, 12, 6:4, 9 и др.). Такой человек не считает ни себя, ни людей созданием Божьим, «чадами Божьими», поэтому и относится к ним как к малозначащим существам или совсем ничего не значащим и часто их губит. Например, Каин заклал своего безвинного брата, потому что ненависть помрачила его духовное зрение, и он не видел брата своего, ни своего телесного (родного) брата, ни своего Божественного собрата, брата по душе. Ненависть, как происходящая от дьявола, связала его с дьяволом, и он родился от дьявола, и все свои мысли и свои его желания он выводил из дьявольской мастерской зла. «Апостол примером подтверждает, сколь великое дело — ненавидеть брата. Смотрите, говорит, вот Каин возненавидел брата и убил его, несмотря на то, что он был родной брат его. Каин имел злые дела отца своего диавола, Авель же, делая правду, был сыном в отношении к Богу. Здесь диавол противополагается Богу, и злые дела — добрым. Потому-то Каин, противоположный брату, убил его» (блаж. Феофилакт). И за (ка)кую вину закла его? Яко (за то, что) дела его лукава беша (были злы), а брата его праведна. Таким образом, он противостал всему Божественному, что было у его брата и, прежде всего, его праведности. И Каин убил своего брата, поскольку дела его были порочны, в то время как дела его брата праведны. Зло стало не только творческой силой его ума и мышления, но и высочайшим критерием, так что Каин был сознательно убийцей, убийцей разумных и здравых своих мыслей, он был сознательно братоубийцей и, более того, богоубийцей. Ведь он хотел убить то, что было в его брате от Бога, его праведность, то есть его правые дела. Никто другой, как святой Иоанн Богослов, не чувствовал и не усмотрел так полно и отчетливо, что наш мир руководится двумя началами и источниками: Богом и дьяволом. Все хорошее в человеческом мире имеет началом и источником Бога, и все плохое имеет началом и источником дьявола. В конечном счете, всякое добро происходит от Бога, и всякое зло – от дьявола. Посредством своих злых дел Каин изменил на зло свою природу, свою совесть, свой разум. Зло сделало его сродным дьяволу, порождением зла, так что он добровольно родился душой от дьявола и стал чадом дьявола. И, напротив, посредствам благих дел человек изменяет на доброе свою природу, свою совесть, разум, характер, и его порождает это добро и делает его сродным добру, сродным Богу. Также и он добровольно душой рождается духовно от Бога, становится чадом Божьим, сыном Божьим. Не чудитеся е дивитесь) братия моя, аще (если) ненавидит вас мир. Ненавидит без смысла, как и Каин брата своего, или, лучше, ненавидит мир сознательно и по сознательной причине, поскольку его дела лукавы, в то время как наши – праведны. Зло есть зло, поскольку ненавидит то, что добро, и хочет его уничтожить. Поскольку одно желание зла – чтобы не было добра. Поэтому по природе своей дьявол есть противоборец Бога. Дьявол с тех пор, как стал дьяволом, есть дьявол, и зло есть зло. Поэтому святой Иоанн Богослов говорит: не чудитеся, что зло ненавидит добро и нечестивый праведного, ведь в природе его существует логика зла. Мир усыновил зло как способ жизни (modus vivendi – лат.), и логику зла он провозгласил способом мышления (modus cognoscendi) и мерой всех вещей. В этом причина, что мир ненавидит в вас все доброе, праведное, Божественное, евангельское, Богочеловеческое, ведь вы являетесь воплощением и олицетворением Его, и хоть вы и находитесь в этом мире, но вы от «того» мира, от Бога и от Христа. Мы вемы (знаем), яко преидохом (перешли) от смерти в живот, яко (потому что) любим братию, не любяи бо брата, пребывает в смерть. Это общее христианское таинство, которое посредством любви переводит от смерти в живот, в бессмертие, в вечную жизнь. Любовь – это единственный мост, который из пропасти смерти приводит из этого – в тот мир, из этой переменной жизни – в ту, вечную. По своей природе Богочеловеческая любовь вечна, вся от Вечного, и от Него черпает свою силу, которой делает бессмертными и вечными живущих ею. Любовь силой Бессмертного Бога господствует над всей смертью и приводит к вечной жизни. Любовью человек действительно воскресает от духовной смерти, от грехолюбия и живет для Бога и в Боге. Христиане имеют новое восприятие и себя, и ближних своих, они имеют новое знание и ощущают себя и братий своих как бессмертные и вечные сущности. Это наполняет их сердца Божественной радостью, поскольку евангельская любовь – это сила, которая превращает жизнь в Божественную любовь. Ведь нет большей радости, чем та, чтобы знать и чувствовать, что существуешь ты и рядом с тобой находится бессмертное и вечное существо, то есть твой брат, которого ты любишь. Таким образом все становится прекрасным, и жизнь, которая прежде была тяжестью, искушением, проклятием, становится теперь легкой, одухотворенной, благословенной. Мы знаем таинство смерти и жизни, поскольку посредством Божественной любви мы господствуем над смертью и вступили в вечную жизнь. Любовь прежде всего нас соединяет с Богом, Который есть источник все-жизни, но и с братьями, которые также вечны в Боге. Любовь делает бессмертным человеческое существо, поскольку это боготворящая и боготворческая Божественная сила. Хочешь почувствовать себя бессмертным в этом мире? – Люби своих братьев. Люби людей как братьев. В этом заключается истинная радость жизни, радость, которую никто не может забрать от человека ни в этом, ни в том мире. Кто не любит, тот пребывает в том, что предшествует смерти и порождает смерть. И это грехи, и в них заключается мучение, а в мучении дьявол, который непрестанно и беспрерывно внушает, что смерть есть нечто естественное и логичное, нечто, долженствующее упокоить человека, который не должен бороться с ней, поскольку смерть есть естественный закон, необходимость. Однако христианин весь противоположен этому. Он любовью господствует над смертью, над всеми ее производными, над всеми предтечами и спутниками смерти: над грехом, дьяволом и адом. Поскольку любовь – это все-добродетель, то, как первая и величайшая добродетель, она живет и существует посредством других евангельских добродетелей: молитвы, поста, смиренномудрия, кротости, терпения, милосердия и других, поскольку тот, кто любит брата своего, тот молится за него и постится за него, милостив к нему и смиренномудр, кроток и терпелив к нему. Таким образом, любовь с помощью этих добродетелей господствует над всем тем человеческим, что является злым, греховным, демоническим и оттого – смертным. Всяк ненавидяи брата своего, человекоубийца есть. И весте (а вы знаете), яко всяк человекоубийца не имать живота вечнаго в себе пребывающа (жизни вечной, в нем пребывающей). Как любовь – это все-добродетель, так и ненависть – это все-порок, поскольку ненависть представляет в брате все плохим. И что плохо в действительности, так это она сама (ненависть). Ненависть существует среди зависти, злобы, злословия, злопамятства, проклятия, ссор, лукавства, убийства и остального зла. Посредством всех этих зол ненависть совершает одну вещь: убивает человека и духовно, и телесно. Как любовь делает бессмертным, так ненависть убивает, умерщвляет. И, конечно, более всего убивает ее носителя и воспитателя, убивает душу. Так что человек, который ненавидит, является убийцей и, конечно, самоубийцей, поскольку ненавистью он убивает свою душу. И когда изливается ненависть, совершается двойное убийство. Во всех случаях ненависть враждебна всем людям. По природе своей зависть есть семя смерти, убийства, человекоубийства, поскольку она изгоняет из человека все бессмертное, Божественное, вечное и, таким образом, создает в нем чувство и осознание, что он весь смертен и что он в действительности не имеет бессмертной души. Не имея жизни вечной, ненавидящий отвергает ее и в других людях. И всех их он превращает в ограниченные, мертвые существа, и, таким образом, их убивает. Но человекоубийца является всегда и богоубийцей, поскольку для него не существует ни вечной души, ни вечного Бога. Ибо если существует вечная душа, она может быть только творением вечного и бессмертного Бога. Но поскольку для него нет бессмертной души, то не существует и Бога. Что такое любовь? – Это бессмертие того, кого любишь. Это дарование себя Божественному и бессмертному Любимому, это дарование Ему вечной жизни, и это значит предоставление любимому вечной Божественной истины, Божественной правды, Божественной любви, Божественной вечности и остальных Божественных совершенств. Это есть истинная, Божественная, вечная любовь. Любовь во всем ее совершенстве, и в каждом человеческом творении нам даровал Господь наш Иисус Христос. Святой Иоанн Богослов благовествует: о сем (в том) познахом любовь, яко Он по (за) нас душу Свою положи, и мы должни есмы по братии души полагати. Богочеловек положил (пожертвовал) Свою душу за нас. По человеколюбию Он предал Себя добровольно на Крестную смерть, чтобы нам даровать со Своим воскресением, после того, как разрушил смерть, вечную жизнь и бессмертие. В нашем мире существует одна единственная истинная, Божественная и бессмертная любовь, поэтому и мы должны полагать души свои за братьев. Это значит, что мы всем должны жертвовать, чтобы в них насадить и возрастить ощущение Божественного, бессмертного и вечного, посредством нашего богоподобного самоприношения и самопожертвования даровать им Божественную, бессмертную и вечную жизнь и утвердить их во всем этом. Воистину, любовь такова, что дарует любящему и гарантирует ему вечную жизнь. И это потому, что любовь единственная дает человеку стимул и увеличивает чувство Бога и бессмертия. Эта любовь всегда жертвенная, всегда саможертвенная, всегда «полагающая душу за братьев». Лестница любви огромна, она начинается от малейшей и заканчивается на величайшей жертве. Значимым в каждой такой жертве является живое чувство любви к братьям. И это чувство легко находит сочувствие в любимом, легко возбуждает ответную любовь в нем. Это есть чистая любовь, любовь Божия, любовь Христова, евангельская любовь. Она устремляет человека ради братий ко всякой жертве. И святой Иоанн Богослов говорит: иже (кто) убо имать богатьство мира сего (достаток в мире), и видит брата своего требующа (в нужде), и затворит утробу (сердце) свою от него, како любы Божия пребывает в нем? Когда любовь Божия пребывает в сердце? – Только когда оно открыто для всех братий. Когда существует служение им не только приношением, молитвой, постом, праведностью, добротой, истиной, милостыней, терпением, кротостью, смиренномудрием, но и всякой жертвой, которая ведет к самопожертвованию ради братий, и которая поэтому имеет большее достоинство для человека, то есть для его бессмертной души. «Любовь преклонила Господа положить душу Свою за нас; по Его примеру и мы должны полагать душу за братьев. Но как это делается редко, то апостол, как бы пристыжая верных, начинает с небольшого, убеждает к братолюбию. Он как бы так говорит: что говорить о полагании души за брата, когда мы видим, что не удовлетворяют братьев своих в необходимом для жизни не бедные в средствах — об этих я не говорю, — но владение богатством целого мира? Посему, да постыдятся! Ибо, если затворили сердце в этом малом, и явились недостойными любви Божией: что показали бы, когда бы потребовалось большее — умереть за брата? Потом и еще продолжает обличать тех, которые ограничивают любовь словом и обнаруживают ее только на языке. Станем, говорит, любить не словом или языком, но делом и истиною» (блаж. Феофилакт). Успокоение сердца в Боге. Истинная любовь к ближним доказывается делами милосердия. Любовь Божия живет в человеке, в его делах, в них и вокруг них, посредством Божественных добродетелей и святых сил. Посредством них любовь является, осуществляется, конкретизируется. В соответствии с этой Богочеловеческой истиной и действительностью искренняя любовь разнится от остальных «лже-любовей», самозванной любви, теоретической, ограниченной, вымышленной, гуманистической, так называемой любви к человеку. Следовательно, любовь истинна, когда она делает для братий все евангельские праведные дела: милость, молитву и прочее. Они являются ее характерными чертами, ее отличительными признаками. Ведь она живет и существует посредством их и с помощью их. Поэтому и святой Иоанн Богослов благовествует: Чадца моя не любим (станем любить не) словом и языком, но делом и истиною. И о сем разумеем (вот по чему узнаём) яко от истины есмы. Сознание истинной любви к ближним, проистекающее из добрых дел, успокаивает нашу совесть и делает нас дерзновенными в молитвах перед Богом, давая сыновнюю уверенность в том, что Он слышит нас и желает помочь нам. «О сем, т. е. по чему узнаем? По тому, что любим брата не словом, но делом и истиною. Что узнаем? То, что мы от истины. Как узнаем? Так, что говорящий одно, а делающий другое, не соглашающий дела со словом, есть лжец, а не истинен» (блаж. Феофилакт). Божественная истина – это душа Божественной любви. И в ней существуют все Божественные совершенства, ей присущи и Божественная праведность, и Божественная доброта, и все остальные совершенства. И это утешает сердце человеческое, которое любит и жертвует собой ради братий. Ведь все эти совершенства посредством Божественных сил развивают, обогащают, расширяют безгранично человеческое самосознание личного бессмертия и вечной жизни и, естественно, и чувство бессмертия и вечной жизни братий наших. И пред Ним смиряем (успокаиваем) сердца наша. «Это значит: чрез истинность (а истинствовать мы будем тогда, когда словам нашим будут соответствовать дела) мы успокоим совесть свою. Ибо словом сердце он называет совесть. Как же успокоим? Поставив себя в такое положение, чтобы произносить нам слова пред свидетелем Богом; ибо это значат слова: пред Ним» (блаж. Феофилакт). Зане аще зазирает (ибо если осуждает) нам сердце наше, может быть, сердце наше трепещет перед величеством Божественной любви? И мы говорим себе категорично и как порицание: нет, я не достоин такой Божественной любви. Должно примирить нашу совесть с Богом тем, что мы «право действуем», поскольку, яко болии есть (ибо больше) Бог сердца нашего и весть вся (знает всё), и как Болии Он даровал нам, в наше маленькое сердце, необходимые силы и храбрость стоять с терпением в подвиге любви с самопожертвованием. Он, как Всеведущий, знает, когда и что стоит даровать в сердце человеку, чтобы оно сочувствовало этой Божественной любви и чтобы оно могло в дальнейшем возрасти в Боге и руководить человеком, ведя его от силы в силу, от одной добродетели к другой. Но все это дает Бог только с молитвой, и это значит, что, если мы хотим приобрести любовь с молитвой, то молитва приходит на помощь, поскольку любовь главным образом растет и совершенствуется в молитве. И что является величайшим прошением человека – это совершенная любовь. Так что самую совершенную любовь имеют самые большие молитвенники, святые. Истинно слово святого Исаака Сирина: «Любовь есть от молитвы». И действительно, любовь испрашивается у Бога как самый совершенный дар, поскольку Бог есть любовь и, даруя ее, Он как бы дарует Себя Самого. В Божественной евангельской любви все зависит от молитвы людей. Блаж. Феофилакт так передает смысл этого трудного для понимания стиха: «И если мы во время греха не можем укрываться от совести своей, которая ограниченна, как и человек — существо ограниченное, то тем более не можем укрыться от Бога, беспредельного и вездесущего».
Tags: Евангелие дня
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author