petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Вознесение Господне

Автор: митрополит Вениамин Федченков

«ИЗБАВИТЕЛЬ МIРА» Слышали мы много раз слова эти в конце тропаря Вознесению. Но останавливались сердцем? Иногда их несколько ощутили… На небо вознесся Сам Спаситель мира, или Избавитель… Что это за слово: «Избавитель»? Избавить от беды… Освободить, избавить от плена. Это, в сущности, то же, что и «Искупитель»… Только в последнем слове более указывается на ПУТЬ избавления (Крест, Искупительную жертву Отцу), а в слове «Избавитель» говорится о результате, достижении. Но, в сущности, и в том, и в другом слове самая СИЛА заключается в том, что НЕ МЫ сами спасаем себя, а ОН нас спасает, избавляет… Если я скажу про какого–либо человека: он мой избавитель! — это значит, что не я спас себя, а он — меня. В вознесении Господь Исус Христос уже вознесся как Избавитель — не Себя лишь (что было пока в воскресении), а всего мiра… Он вознесся к Отцу, чтобы избавлять, или: уже «как», то есть в качестве, Избавителя… Прежде, на Голгофе, — как «жертва»; в воскресении — как «обновитель» природы, а теперь — как «Избавитель», или просто — как «Спаситель»… Поэтому замена только: у сербов этот день так прямо и называется: «Спасов дан»… Это — глубоко! НАМ ЕЩЁ НЕЛЬЗЯ… Он вознесся… Но нам еще нельзя… Ибо, чтобы вознестись к Отцу, нужно быть подобным Отцу, ОБОЖЕННЫМ, не только по душе, но и по телу. Для этого нужно действие СВЯТОГО ДУХА, ибо сама человеческая природа не может себя возродить… Это — очевидный факт опыта нашего и всего человечества! Но, чтобы сподобиться Духа, нужно примириться с Отцом Небесным. Это достигается СТРАДАНИЕМ: Спаситель и выстрадал всё, за человечество! После Kреста Он воскрес. «Бог» во Христе воскресил «Человека». А воскрешает, оживляет все Бог Отец, но силою Животворящего Духа…
Поэтому можно понять слова Писания, что про воскресение Христа иногда говорится: Бог воскресил Его (Деян. 2, 24). Сего Исуса Бог воскресил, чему мы все свидетели (Деян. 2, 32). Бог, воскресив Сына Своего Исуса… послал Его благословить вас (Деян. 3, 26). Начальника жизни убили; а Сего Бог воскресил из мертвых (Деян. 3, 15; 10, 40; 13, 30; Рим. 10, 9). А о Духе: Дух Того (то есть Отца), Кто воскресил из мертвых Исуса, — если Он (Дух) живет в вас, то Воскресивший Христа (Отец) из мертвых оживит и ваши смертные тела Духом Своим, живущим в вас (Рим. 8, 11). И принес Себя в жертву Отцу тоже «Духом Святым», — как прямо говорится в Послании к Евреям: Кольми паче кровь Христа, Который Духом Святым принес Себя непорочного Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел… И потому Он есть Ходатай Нового Завета, дабы вследствие смерти Его, бывшей для искупления от преступлений… призванные… получили обетованное (Евр. 9, 14‒15). Обетованное, то есть Духа Святого, Который сначала воскрешает наши души, а потом воскресит и тела. Но во Христе все это совершилось вполне в момент воскресения. И только в «обновленном», восстановленном существе Он мог взойти к Отцу, одесную сести… Поэтому тотчас же по воскресении Он и говорит: восхожу ко Отцу Моему и Отцу вашему и Богу Моему и Богу вашему (Ин. 20, 17). По Божеству Он всегда был с Отцом, а по человечеству только после воскресения может… И неудивительно, что говорит: «Богу Моему»… Да! — Отец воскресил Сына воплотившегося Духом Святым. Поэтому для «Человека» в Сыне Божием — Бог Отец есть «Бог». Но люди должны еще ждать для себя воскресения Духом Святым. Это на праздник Вознесения дано нам как обетование, а получится на Пятидесятницу, в день Сошествия Духа, для всех. Но и тогда еще нельзя сразу «вознестись». Это лишь «залог»… Нужно будет пройти весь крестный путь за Господом: как Христос пострадал за нас плотию, то и вы вооружитесь тою же мыслию, ибо страдающий плотию перестает грешить (1 Пет. 4, 1). Нужно СТРАДАТЬ. Только после этого будет дан Дух Божий в полноте. Но и тогда, по смерти, будет лишь частичное «вознесение», — только душою; а полное будет после конца мiра, когда будут воскрешены и тела: мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках (тоже, как и Господь при вознесении на облаке вознесся) в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем (1 Сол. 4, 16‒17). Утешайте друг друга сими словами (1 Сол. 4, 18). Но всё это уже придет само собою, лишь бы сподобиться Духа Святого и Животворящего… Посеянное зерно даст потом плод во время свое. Вот в ожидании сего дара ученики и ушли от горы Елеонской… Будем и мы ждать праздника Пятидесятницы с радостью. А «слава» — после Суда… СТРАШНЫЙ СУД. Еще в течение Пасхи мне приходили мысли о Страшном Дне… Как–то на Литургии, СРАЗУ после радости о Воскресшем, блеснула МОЛНИЯ ГРОЗНОГО СУДИИ… Это неожиданно было… И вот какой ход чувств был: смотри, человек, что для тебя сделал Сын Божий! Воплотился, пострадал, теперь воскрес, обновил твою природу… Тебя же хочет Он обновить… Но если ты и теперь не примешь Его, тогда дашь страшный ответ на последнем Суде… Поняли?.. А вот на вознесение Ангелы явились и, утешая учеников, прямо заявили, что Он второй раз придет — уже судить… Однако на Пасху о Суде не говорится, а на Вознесение сами Ангелы говорят… Почему?.. Тогда еще не всё было соделано Господом. Потому еще не время было требовать даров за совершенное… А ныне уже всё кончилось, всё дано для спасения; но уж если кто не спасется, сам отвечай. Ныне совершилось примирение во Христе, а через Него и всех нас… И если кто останется врагом Богу и после этого, того ждет грозный Страшный Суд. Так всё яснее становится связь Вознесения и последнего Суда, о котором возвестили Ангелы апостолам: Он придет снова таким же образом (Деян. 1, 11). Господь может сказать так: «Я всё сделал для вас… Искупил Крестом. Примирил с Отцом. Пошлю Духа Утешителя и Животворца… Смотрите же не опускайте рук своих… А если опустите, то из сына освобожденного сделаетесь опять рабами. И Адам был в раю, но потерял его… И Я приду с судом и спрошу: что же ты, человек, сделал со своей стороны?..» Поэтому Вознесение снова возбуждает настроение ответственности, «собранности»… Нельзя «слегка» отнестись ко спасению, переложив все упование на Его дело и ходатайство. Это означало бы пренебрежение всей Искупительной жертвой Сына Божия. Это было бы худшим повторением Адамова греха, который не захотел трудиться в послушании, а уже пожелал «сорвать плод» богоподобия. Но только теперь страшнее, ибо больше была жертва! Невозможно… соделавшихся причастниками Духа Святаго… и отпадших, опять обновлять покаянием, когда они снова распинают в себе Сына Божия и ругаются Ему (Евр. 6, 4, 6)… Если отторгшийся Закона Моисеева… без милосердия наказывается смертью, то сколь тягчайшему, думаете, наказанию повинен будет тот, кто попирает Сына Божия и не почитает за святыню Кровь Завета, Которою освящен, и Духа благодати оскорбляет?.. Страшно впасть в руки Бога Живаго (Евр. 10, 28‒29, 31), таких ждет некое страшное ожидание суда и ярость огня (Евр. 10, 27). Но почему это не связано со Страстной седмицей? Там ведь было сделано главное, то есть искупление, но еще «не всё» было совершено… Ещё не восшел Ходатай на Небо со Своею жертвой… А на Вознесение кончилось всё дело Исуса Христа… Далее наступают «деяния» Святого Духа — жизнь Церкви… И только в конце мiра опять, и уже последний раз, придет судить Тот, Который приходил и спасать. Подобно тому, как если бы отец отдавал в чужую сторону сына учиться: старался, хлопотал, нашел чудного учителя, отвёз туда своего сына, но, прощаясь, сказал: вот я все сделал… Теперь учись… А я спрошу с тебя, когда ты возвратишься… А если так, то мысль о связи Страшного Суда с Вознесением ещё более вносит в тон праздника «страха Божия»; не «ужаса» иудейского, рабского, а страха сыновнего, побуждающего бодрствовать и трудиться. ТИШИНА ПРИМИРЕНИЯ. Но одновременно с этим чувствуется ТИШИНА… Ведь ныне Ходатай примиряет нас с Отцом вполне, ибо Сам с плотию воссел одесную Его, чтобы за нас ходатайствовать… Это вливает надежду на спасение. И страх приобретает не пугающий характер, а только «вводящий внутрь», собирающий чувства… У хороших родителей хорошие дети ведут себя чинно, скромно, тихо. Любимы и любят; и тихи… Это — особенно привлекает сердце наше… Вознесение вводит в МОЛЧАНИЕ. ВОЗНЕСЕНИЕ И ПРИЧАЩЕНИЕ. Но хотя полное вознесение будет после Суда, а частичное после смерти, однако и теперь СОВЕРШАЕТСЯ ДУХОВНОЕ ВОЗНЕСЕНИЕ. Именно через Святое Причащение. Самое Причащение, как мы видели на Пасху, есть воскресение, поскольку человек «обожествляется», вступает в общение с Христом Богом. Поэтому святой Симеон называет Тайны «Божественными», «Бого–творящими», «благодатными»; имиже оживляется (то есть воскресает) и обожается всяк ядыи же и пия чистым сердцем (молитва 6–я перед Причащением)… Но потом, «оживши», человек уже возносится к Богу; так и говорится в 3–й молитве ко Причащению: Преславным Твоим вознесением плотское обоживый восприятие, и сие (то есть нашу, восприятую Тобою природу) десным Отца седением почтый, сподоби мя причастием (то есть через причастие) Святых Твоих Таин, десную часть спасаемых получити {далее часть текста оригинала утрачена}. <…> Суда: одни идут в рай, другие в ад. Но это уже делается теперь через Причащение; и, следовательно, в залоге, в зачатке, человек уже теперь готовится к вознесению: птенец еще летать не может, но маленькие крылышки у него уже отрастают. Поэтому–то после Причащения людей читаются сначала: «Воскресение Христово видевше» и «Светися, светися», «О, Пасха»; но последнее заканчивается мольбою уже о будущем, ПО ВОЗНЕСЕНИИ: об «истом» причащении «в невечернем дни Царствия» Христова, то есть соучастия в седении со Христом одесную Отца, в полном блаженстве. Поэтому–то и первый возглас после причащения: Спаси, Боже, люди Твоя и благослови достояние Твое… Оба эти слова нам знакомы из Вознесения: «Избавитель», Спаситель мира, уходя, «благословляет» учеников Своих, «люди Твоя»… OH CAM ЗДЕСЬ БЛАГОСЛОВЛЯЕТ… Священник лишь молится Ему: «спаси и благослови», а со своей стороны делает лишь благословляющее знамение. И потом, покадивши и поклонившись Дарам — Христу, выносит Их; и тут уж Сам Господь и благословляет, и говорит: «всегда с вами» до скончания века, и даже вовеки веком (Мф. 28, 20), как и при вознесении… И Святые Дары возносятся на жертвенник… Значит, это имеет не только смысл символического напоминания, но и действительного «совознесения» причастившихся, а молитвенно и все соединяются со Христом, со Христом и возводятся к Отцу Небесному… И как после вознесения ученики воротились в Иерусалим, так и теперь после унесения Даров нужно уходить верующим из храма: «с миром изыдем»… Но в заключение получают «благословение Господне… благодатью и человеколюбием» — это уже можно относить к сошествию Святого Духа, как и читается в заамвонной молитве: всяк дар совершен свыше есть, сходяи от Тебе Отца Светов… А перед этим, закрывши антиминс, священнослужитель делает Евангелием крест над ним, говоря: яко Ты (Троица) еси освящение наше (а это освящение есть, собственно, дело Духа Святого), и Тебе славу воссылаем Отцу и Сыну и Святому Духу. ПЛАЩАНИЦА ВОЗНЕСЛАСЬ… Пред малым входом мы еще смотрим на плащаницу, которая лежит на престоле. С предпасхальной полунощи во время «Не рыдай Мене Мати… востану бо и прославлюся» её уносят из средины церкви и полагают на престоле… Христос хотя уже не «среди народа», но еще здесь, в мiре, в особенном лишь состоянии… И думается: вот сейчас, скоро, её уберут с престола… Христос вознесётся… И вдруг на сердце стало скорбно, точно при расставании… Ведь вот 40 дней лежала плащаница на престоле пред нашими глазами, и казалось, что она не связана с нашей душою, а как пришло время уносить её, сделалось до слез грустно. Как живого Христа взяли бы… И понял тогда я и скорбь учеников пред вознесением Господа… ОДНА МИНУТА. Страшное состояние я пережил на Вознесение: почти не заметил Литургии… Мне показалось, будто прошло времени — минута… Дивно это было. И подумал я: время — вещь относительная… Как–то можно не замечать времени… Есть особые состояния… И в сверхъестественной мiре «времени не будет», говорится в Апокалипсисе (см.: Откр. 10, 6; 21, 23; 22, 4)… Я не подумал даже тогда: есть ли какая–нибудь связь с вознесением? А теперь приходит мысль такая: Господь, как Богочеловек, после воскресения, и особенно после вознесения Своего, вошел в такую сферу бытия, которая совершенно отлична от наших земных условий «времени и пространства»… И её может понять только тот, кто уже живёт в той сфере. Ведь всё познается только опытно. Всё открывается, а не «понимается»… Это дóлжно сказать про всё в мiре — и естественном, а равно (никак не менее, даже более) и в сверхъестественном. В связи с этим разрешается ответ и на другой вопрос, который некогда предложили ученики святому Иоанну Лествичнику: «ГДЕ ныне Христос, по вознесении?» Святой отец на это ответил, что подобного вопроса даже и задавать не должно, ибо это непостижимо. — Очевидно! (Когда узнаю точную цитату, — то напишу.) …Войдя в другую сферу бытия, сделавшись «духовным», тело Господа получило совершенно иные свойства — вне времени и пространства… И лучше о дальнейшем умолчать… Чувствуется в душе нечто, препятствующее дальнейшему проникновению в недоступную сферу… Также решается и вопрос: где был Господь Исус Христос в течение 40 дней после воскресения до вознесения? — Непостижимо! Выше нашего опыта… Вон и радио мгновенно (пять раз вокруг Земли в одну секунду) распространяется всюду… Бог ли, Творец радио, подлежит законам ограничения?.. СОРОКОУСТ. Вспомнил: почему по покойникам правят именно 40 дней службы? А не 30, не 50? И явился очень простой ответ: Господь 40 дней прожил на земле после воскресения до вознесения, до явления Своего Отцу. А то, что было во Христе, совершается и в членах Его — верующих. И по учению Церковного Предания душа усопших преставляется Престолу Божию в 40–й день… Поэтому и нужно молиться об умерших в эти дни… Почему же именно 40, а не иначе? Это опять выходит из рамок и меры нашего познания, ибо относится к ИНОМУ мiру… И мне решительно не трудно принимать «тайны»… Даже наоборот… совершенно легко… И единственно умно это… А «рассуждать» — не умнее… Отрицание же просто безумно. ЧТО ДЕЛАТЬ ПОСЛЕ ВОЗНЕСЕНИЯ ДО ПЯТИДЕСЯТНИЦЫ? Об этом мы не задумываемся. Но если прочитаем конец Синаксария (сводка сведений о празднике, читаемая, по уставу, после 6–й песни канона), то увидим, что Божия Матерь с учениками, воротившись с Елеонской горы, проводили все 40 дней, — до сошествия Святого Духа, — не только в МОЛИТВЕ, НО И В ПОСТЕ… И это так естественно и необходимо, что даже приходится удивляться: как не приходила раньше эта мысль? Ведь готовиться нужно к получению ВЫСОЧАЙШЕЙ БЛАГОДАТИ! А всегда эта подготовка соединяется с усиленной молитвой и «говением» (постом)… Главное же — нужно бы сохранять хоть пост духовный: воздержание языка, кротость сердца, собранность помыслов, чистоту сердца. Помоги, Господи! — Выпишем это место из Синаксария: «Возвращшеся же апостоли, внидоша в горницу, в нейже беша сошедшеся с мироносицами женами и Материю Слова, ПОСТОМ И МОЛИТВАМИ И МОЛЕНИЕМ упражняющеся и НАШЕСТВИЯ ВСЕСВЯТАГО ДУХА ожидающе, якоже бе обещание». Отчасти это видно и из Святого Писания: пребывали всегда в храме, прославляя и благословляя Бога, говорит евангелист Лука (24, 53). Все они, — το есть апостолы с Божиею Материю и женами, — единодушно пребывали в молитве и молении (Деян. 1, 14). Про пост, правда, не говорится здесь; но сама молитва, да еще «всегда», все время, — несомненно связана с постом… Да и понятно: ждали высшего обетования… Нужно бы и нам хранить воздержание. НАДЗЕМНАЯ БЛАГОДАТЬ. Вот мы и кончили свои чувства о Вознесении… Правильно ли мы восприняли праздник? Нам приходила не раз мысль: может быть, это лишь личное, — сообразно моему духовному несовершенству, — восприятие? Даже не одностороннее ли? Может быть… В Священном Писании есть и основание к такому сомнению, ибо сказано: возвратились «с радостью великою», «прославляя» Бога; между тем у нас иногда является иной тон: благоговейная СОБРАННОСТЬ. Почему это? а) Может быть, оттого, что мы еще не доросли до такого радостного восприятия и нам сподручнее «серьезность»? б) А может быть, мало духовно готовимся к празднику и не удостаиваемся большего? в) Но и за полученное — благодарим Бога! И это — выше меры нашей… г) Однако не сомневаемся, что какова бы ни была «степень» восприятия, всё же это есть не ложное, а истинное восприятие истинного смысла праздника, которое можно назвать двумя словами: НАДЗЕМНАЯ БЛАГОДАТЬ. Далее перейдем к БОГОСЛУЖЕНИЮ; здесь мы и проверим, правильно ли нами воспринят праздник? Какое отличие будет в восприятии его Церковью и святыми авторами песнопений? А ОБРЯД? В заключение же спрашивается: а есть ли какой–либо особый обряд, в который заключилась бы православным народом суть этого праздника? — Внешнего обряда нет особого. Совсем нет… Значит, Церковь не нашла нужным выделить это. Почему? — Трудно, невозможно понять и как–либо выразить это… Непостижимо вознесение… А непостижимое как выразишь? Разве только одно: на Вознесение полагаются БЕЛЫЕ РИЗЫ — знак ухода Господа во свет Небесный, к Отцу, а также и в уподобление Ангелам, сошедшим оттуда же «в белой одежде»… Но иногда к этому добавляют меньшие облачения (епитрахиль, поручи) алые, для придания радости празднику и напоминания, что Сын Божий вошел к Отцу с жертвенною Кровию. СНОВА ВМЕСТЕ. Уже почти неделя прошла, а вдруг становится понятной сторона, которая, казалось бы, должна сразу привлечь внимание… Господь возносится, — и ЯВИЛИСЬ АНГЕЛЫ… Стали ЯВНО среди апостолов «в белых одеждах» (и это их выделяло). И это не удивило апостолов: будто так и должно… А они совсем не привыкли к этому; лишь при воскресении, — да и то мироносицам, — являлись Ангелы, а те приходили в ужас. Ныне же иное… Отчего? — Оттого, что теперь, при вознесении, при возглавлении всего, — и того и этого мiра, — ПОД ОДНИМ ГЛАВОЮ — Царём, едино стадо бысть Ангелов и человеков, как поет Церковь. ТЕПЕРЬ СНОВА ВСЕ ВМЕСТЕ. И ЭТО ПОКАЗЫВАЕТСЯ НАГЛЯДНО: вот результат «спасения». ВОЗНЕСЕНИЕ. Вот, так привыкнешь к словам, что не обращаешь уже на них внимания… А если бы это пред нашими глазами! Стал отделяться человек от земли… Страх объял бы… Выше, выше… Скрылся за облаком… Трепет! Чтобы понять это, припомним, что и святые «возносились»: преподобная Мария Египетская летела над землей и водой. Или преподобный Серафим: «Идем это мы лугом, трава зелёная, да высокая такая… Оглянулись, глядим, а батюшка–то и идет на аршин ВЫШЕ ЗЕМЛИ, даже не касаясь травы. ПЕРЕПУГАЛИСЬ мы, заплакали и упали ему в ножки» (сообщила Анна Алексеевна и с нею было еще три монахини). А представьте трепет апостолов от самого вознесения! Воистину и славно, «и страшно»…
Tags: духовные наставления
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author