?

Log in

No account? Create an account

June 6th, 2018




Стратилат Мелетий жил в царствование римского императора Антонина и происходил из южных стран галатийской области. Будучи христианином, он молился Богу о том, чтобы совершенно исчезло языческое заблуждение. Тогда бесы, видя свое уничтожение, вошли в собак и стали оплакивать свою погибель - они ходили повсюду, выли и этим наводили на людей страх. Святой Мелетий с подвластными ему воинами избил их и разрушил языческие храмы. За это градоначальник Тавии игемон Максимиан, ранее правитель Египта, переведенный Антонином в Галатию для мучения христиан, велел схватить Мелетия, находившегося тогда в этом городе, и стал принуждать его принести жертву идолам. Святой твердо отказался, и мучитель приказал бить его железными молотками и подвергнуть другим мучениям. После этого Мелетия повесили на сосновое дерево, и прибили его к нему гвоздями, от чего он и скончался. Подчиненным Мелетию комитам Стефану и Иоанну, а также всем бывшим под их властью воинам вместе с женами и детьми их отсекли мечом головы. Всего с ними пострадало 1218 воинов с женами и детьми, среди коих Серапион египтянин, Каллиник волхв, Феодор, Фавст, жены Маркиана, Сусанна, Палладия, дети Кириак и Христиан, и двенадцать трибунов Фавст, Фест, Маркелл, Феодор, Мелетий, Сергий, Маркеллин, Филикс, Фотин, Феодориск, Меркурий и Дидим [Имена воинов, жен, детей и трибунов приводятся по Германовскому календарю. См. Saint Herman Calendar 2008].

Метки:

Святой Никита в молодости служил сборщиком податей и налогов у князя Долгорукого в Переславле-Залесском. Он был безпощаден, причинил много зла, угнетая бедняков, которые были не в силах платить подати, занимался поборами и бесчинствовал с такими же, как и он, друзьями. Как-то он проходил мимо церкви во время вечерни и услышал слова пророка Исайи: Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих (Ис 1, 16). Ужаснувшись, он пришел к себе домой и не сомкнул глаз всю ночь. На следующий день, как обычно, он пригласил друзей на обед и попросил супругу приготовить угощенье. Жена начала резать мясо и увидела, что кровь течет как-то необычно, а когда стала варить его в котле, кровь вскипела, а на поверхность всплыли части человеческого тела. Испугавшись, она позвала супруга, а тот, увидев то же самое, в ужасе воскликнул: «Увы мне, много я согрешил!» Он со слезами выскочил из дома и бросился в монастырь Великомученика Никиты, расположенный в трех верстах от города. Пав в ноги игумену, он взмолился: «Спаси погибающую душу!» Чтобы испытать искренность покаяния, игумен дал Никите послушание стоять на пороге монастыря и исповедовать свои грехи всем входящим и выходящим, что тот и делал некоторое время. Затем, приметив неподалеку болото, заросшее камышом, над которым летали тучи мошек и комаров, он разделся, лег нагим в камыши и стал молиться. Посланные игуменом иноки не нашли его у ворот монастыря, бросились искать и обнаружили в камышах, всего искусанного и окровавленного. Игумен сам пришел на болото и спросил, почему он подвергает себя такому истязанию. Никита ответил: «Отче, спаси погибающую душу!» Его привели в монастырь, постригли в монахи, после чего он удалился в крохотную келью, где жил в непрестанной молитве, всегда соблюдая пост. По ночам вместо отдыха он тайком отправлялся трудиться на пользу обители: так он вырыл два глубоких колодца в окрестностях монастыря. Его осаждали бесы, но он оборонялся от них крестным знамением и призыванием святого великомученика Никиты, однако никому не рассказывал о своих борениях. Потом подвижник устроил недалеко от церкви столп-колодец, в котором находился постоянно, подражая столпникам древности. За трудные подвиги он был награжден даром чудотворения и исцеления тех, кто просил его заступничества.Read more...Collapse )

Метки:

Авторъ: Протоiерей Григорій Дьяченко

I. Преподобный Симеонъ, память коего совершается нынѣ, родился въ 521 году въ Антіохіи. Еще въ младенческихъ годахъ онъ отличался строгимъ воздержаніемъ, избѣгая молока и мяса. На пятомъ году жизни онъ лишился отца, погибшаго во время бывшаго въ Антіохіи землетрясенія; два года спустя умерла и мать его. За нѣсколько дней до смерти мать Симеона, размышляя о судьбѣ сына, имѣла чудесное видѣніе. Ей казалось, что у нея выросли крылья, помощью которыхъ она взлетѣла на высоту, держа въ рукахъ сына, и говорила Господу: «Отдаю Тебѣ въ даръ мое дитя, Ты же отпусти меня съ миромъ». Вскорѣ послѣ смерти матери и Симеонъ имѣлъ видѣніе. Ему явился Господь, окруженный множествомъ Ангеловъ и праведныхъ. Господь судилъ людей, и виденъ былъ на востокѣ рай, а на западѣ адъ; и былъ голосъ Господа къ Симеону: «Видишь, что уготовано любящимъ добродѣтель и что предназначено злымъ; угождай же Богу, чтобы получить тѣ блага, которыя уготовалъ Онъ любящимъ Его». Это видѣніе имѣло сильное дѣйствіе на юнаго Симеона, и онъ, всегда помня о смерти и загробной жизни, весь проникся желаніемъ служить Богу и получить награду съ праведными. Строги и суровы были иноческіе подвиги Симеона. Подвизаясь на столпѣ, онъ хранилъ самое строгое воздержаніе въ пищѣ, ѣлъ только хлѣбъ и пилъ воду, и то не каждый день. Молился онъ постоянно. Затѣмъ онъ пѣлъ отъ 50 до 80 псалмовъ каждую ночь, а иногда и всю ночь такъ проводилъ безъ сна. Прошло нѣсколько лѣтъ, и молва о подвигахъ Симеона стала распространяться по окрестнымъ мѣстамъ. Много чудесъ совершилъ Симеонъ во время пребыванія на столпѣ: помогалъ находившимся въ бѣдахъ на сушѣ и на морѣ, исцѣлялъ слѣпыхъ и прокаженныхъ; воскрешалъ мертвыхъ и предвозвѣщалъ будущее. Но, тяготясь множествомъ посѣтителей и ища полнаго уединенія, Симеонъ оставилъ столпъ и переселился на сосѣднюю пустынную гору, названною впослѣдствіи Дивною, откуда и наименованіе великаго подвижника Дивногорцемъ.

Read more...Collapse )
Преподобный Викентий (Винсент) Леринский (Лиринский) (лат. Vincentius Lirinensis) известен как иеромонах Леринского монастыря и церковный писатель. О жизни Викентия известно очень мало. Родом из Галлии, из благородной семьи. Был братом святителя Лупа Труанского. Первую половину жизни Викентий посвятил военной карьере. Потом он оставил воинскую службу и принял монашество в Леринском монастыре на острове против Канн. Со временем был рукоположен во священника. Скончался мирно около 445 или 450 года. Преподобный Викентий был автором многих богословских трудов, бо́льшая часть которых не сохранилась. Наиболее известен его трактат о сущности и развитии православно-догматического учения. Полное заглавие трактата, изданного Викентием под псевдонимом «Перегрин»: «Памятные записки Перегрина о древности и всеобщности кафолической веры против непотребных новизн всех еретиков» (Commonitorium primum, seu tractatus Peregrini pro catholicae fidei antiquitate et universitate adversus profanas omnium haereticorum novitates). Этот труд был написан в 434 году и имел своей целью, как видно из заглавия, установить и доказать неизменную древность и всеобщность Православной веры. Автор утверждает, что неизменность догматов вполне совместима с их развитием как постепенным осмыслением уже данных в откровении истин. В качестве критерия истинности Предания он выдвинул знаменитую формулу: «В самой же Кафолической Церкви особенно до́лжно заботиться нам о том, чтобы содержать то, чему верили повсюду, всегда, все» (Quod ubique, quod semper, quod ab omnibus creditum est). Этот критерий доселе признаётся православным богословием как единственно точный и достаточный. Трактат Викентия помещен у Миня, том 50. Полный русский перевод, хотя и не вполне удовлетворительный, был издан в Казани в 1863 году. Изложение важнейших частей его было сделано профессором И. Чельцовым в приложении к его сочинению «Древние формы символов» (СПб., 1869), где определяется также и догматическое значение этого трактата. В новейшее время новый перевод был опубликован в издании: Преподобный Викентий Лиринский. О Священном Предании Церкви. ― СПб.: Свиток, 2000.

Метки:

Блаженная Ксения Петербургская еще при жизни и на протяжении XIX-XX веков почиталась скорой помощницей и чудотворицей. Ради спасения и любви к ближним она взяла на себя подвиг казаться безумною. За свои труды, молитвы, пощения, странничества и претерпевание со смирением насмешек блаженная получила от Бога дар прозорливости и чудотворения. Ее часовня на Смоленском кладбище была испещрена благодарностями за содеянные чудеса по ее молитвенному предстательству. На Поместном Соборе Русской Православной Церкви в июне 1988 года блаженную Ксению Петербургскую причислили к лику святых. Блаженная Ксения родилась между 1719 и 1730 годами и свой спасительный подвиг несла в Петербурге. Мужем Ксении был певчий придворного хора Андрей Феодорович Петров. О детстве и юности блаженной ничего не известно, память народная сохранила лишь то, что связано с началом подвига юродства Ксении – внезапная смерть мужа, умершего без христианского покаяния. Потрясенная этим страшным событием, 26-летняя вдова решила начать труднейший христианский подвиг – казаться безумною, дабы, принеся в жертву Богу самое ценное, что есть у человека – разум, умолить Создателя о помиловании внезапно скончавшегося супруга. Ксения отказалась от всех благ мира, отреклась от звания и богатства, и более того – от себя самой. Она оставила свое имя и, приняв имя супруга, прошла под его именем весь свой крестный путь, принеся на алтарь Божий дары всеспасительной любви к ближнему. Когда в день похорон мужа Ксения надела на себя его одежду: камзол, кафтан, штаны и картуз и в таком костюме пошла провожать его гроб, родственники мужа и знакомые Ксении решили, что смерть Андрея Феодоровича помрачила ее сознание. Они весьма сожалели о ней. Ксения же, как потерявшая рассудок, утешала их говоря: «Андрей Феодорович не умер, но воплотился в меня, Ксению, которая давно умерла». Так началось ее скитание по улицам Петербурга.

Read more...Collapse )

Метки:

Автор: Протоиерей Александр Шаргунов

Сегодня святая Церковь совершает память блаженной Ксении — одной из самых любимых православным народом святых. Она подвизалась подвигом юродства Христа ради в Санкт-Петербурге в XVIII веке. Главное событие в ее жизни, как и в жизни всех святых, как в жизни каждого человека — смерть. Задумаемся об этой тайне. Все началось у блаженной Ксении с внезапной смерти ее супруга — придворного певца, полковника Андрея Феодоровича Петрова. Смерть мужа она восприняла буквально как свою собственную смерть. Облачившись в его одежду, она стала всех уверять, что Андрей Феодорович вовсе не умирал — умерла его супруга Ксения Григорьевна. Если ее называли Ксенией Григорьевной, она не отзывалась. А отзывалась только тогда, когда к ней обращались как к Андрею Феодоровичу. Казалось, она сошла с ума. А ведь и вправду, можно лишиться рассудка, когда умирает родной, близкий нам человек. Более следовало бы удивляться, что этого не происходит с нами. Был этот человек, и нет его. И теперь уже никогда не будет. Что значит без него все остальное? Для чего все заботы, все труды, все, что есть в этом мире? Почему же апостол говорит, что смерть для него — приобретение? Блаженная Ксения много молилась, и Господь посетил ее благодатью в ее безутешном горе. Ей открылся смысл жизни и смерти. Самое главное, в чем мы нуждаемся, чтобы и нам этот смысл открылся. Мы знаем из Евангелия, что пшеничное зерно умирает, не потому что у него есть изъяны, оно умирает, чтобы не остаться одному. Оно умирает, чтобы стать колосом. Оно умирает из-за необходимости роста и преображения. Оно умирает, потому что невозможно для него одновременно быть зерном и колосом, а надо перейти из одного состояния в другое. Смерть это переход. Он совершился в Самом Христе. Господь переходит от зерна к колосу, не потому что Он был причастен греху, а потому что только так Он мог совершить сеяние Своего Божественного величия в нашем мире, потому что только так надлежало Ему обрести Свою жатву. Это абсолютная необходимость умереть, чтобы стать тем, чем должно стать, которую символизирует смерть зерна, была необходима для Господа, потому что она необходима для нас. Господь соединяет нас с Собою в этом символе и говорит обо всех нас: кто слишком привязан к своей жизни, тот погубит ее, а кто освободится от привязанности к ней в этом мире, тот сохранит ее для жизни вечной. Блаженная Ксения ясно увидела, что нам надлежит умереть, чтобы обрести новую потрясающую жизнь.

Read more...Collapse )

Метки:

Автор: Н. П. Розанов

1317 Из сказанного выше становилось ясно, что Авраам, получая оправдание, был, так сказать, представителем всего человечества, а не одного иудейского народа. С этим противники Павла могли согласиться. Но они при этом могли указать Павлу на то, что Авраам уже после получения оправдания получил еще другие преимущества. Ему, главное, было обещано — со всем его потомством, — что, он будет владетелем всего мира. А это потомство, очевидно, было не иное, как то, какое произошло через Исаака, т. е. народ еврейский. Таким образом, выходило, что спасение опять ставилось в зависимость от одного народа и закона, каким руководился Израиль. Апостол в ответ на это возражение и говорит, что обладание миром Аврааму и его потомству обещано было вовсе не в силу того, что они будут соблюдать закон: закон скорее служил препятствием, чем удобным средством для получения наследия мира. 13 Ибо не законом даровано Аврааму, или семени его, обетование быть наследником мира, но праведностью веры. Ибо не законом... T. е. пусть иудеи не воображают, что обетованное наследие должно было быть получено посредством закона и что оно поэтому было закреплено за народом, которому был дан этот закон. Павел далее разъясняет, что закон, скорее, отнимал это обетованное наследие. Быть наследником мира. В кн. Бытия Бог обещает Аврааму и его потомству только землю Ханаанскую, а не целый мир. Но иудейское богословие заменило в своем толковании слово земля словами мир, человечество. Иудейский народ мечтал о счастливых временах Мессии, когда иудейская нация захватит в свои руки власть над целым миром. Апостол не находит нужным опровергать такое самомнение своих единомышленников по существу, не касается содержания обетований Божиих, а говорит только об условиях, какие были установлены Богом для достижения этого наследия. Условием этим может быть только вера, праведность, получаемая через веру, а не закон (теперь апостол вместо слова обрезание употребляет слово закон, потому что обрезание было главным пунктом закона, и принимавший обрезание принимал на себя обязанность соблюдать весь закон).

Read more...Collapse )

Автор: Протоиерей Александр Шаргунов

Сказал Господь: не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного. Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие. Господь открывает один из законов духовной жизни: искренна ли та вера, которая не проявляет себя ни в чем. Обращали ли мы внимание, что апостол Павел также всегда заканчивает свои Послания призывом к исполнению на деле во всех жизненных ситуациях предписаний христианской нравственности? «Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное». Во всем разуверившийся современный мир ищет подлинности — и прежде всего там, где говорят о вере. Красивые речи не проходят: «нас не интересует твой призыв — во что надо верить, но скажи нам, во что ты веришь, есть ли у тебя подлинное знание Бога?» Господь обличает видимость молитвы, лицемерие веры, оторванной от каждодневной жизни, соблазн тех, кто слывет благочестивым, у кого имя Божие все время на языке, но чьи поступки не соответствуют красивым речам. Господь настойчиво подчеркивает необходимость согласия между тем, что мы говорим, и что мы делаем, между верой, исповедуемой за воскресным богослужением и верой, которой мы живем в течение недели. Не всякий, кто ходит в храм по воскресным и праздничным дням, войдет в Царство Небесное. Кроме того, надо еще быть «исполняющим волю Отца Небесного». «Творить», «делать» — это слово непрестанно повторяется в Нагорной Проповеди. Это значит, что наша вера должна быть реально воплощена в обыденной жизни — в семье, на работе, на отдыхе. Требуется наше участие во всех церковных, общественных, политических событиях, от которых зависит судьба, и не только земная, слишком многих.

Read more...Collapse )
Автор: Митрополит Анастасий (Грибановский)

Когда 29 января 1837 года скончался Пушкин, вся Россия облеклась в траур. Поминая его ныне, сто лет спустя (выход в свет настоящего очерка был приурочен к столетию со дня смерти великого поэта), мы совершаем свой национальный праздник, который разделяет с нами весь мир. Так смерть явилась для него началом бессмертия. Каждый великий народ имеет своего великого поэта, являющегося высшим выражением его творческого духа. Мы должны быть вечно благодарны Провидению, пославшему нам такого человека в лице Пушкина. По всеобъемлющей силе своего дарования, по благоухающей красоте своей поэзии, по богатству, гибкости и выразительности языка и тонкому чувству гармонии и меры, проникающему все его творчество, он стоит наравне с величайшими художниками мира. Поэт и творец Божией милостью, он сам явился Божией милостью и благословением для Русской земли, которую увенчал навсегда своим высоким лучезарным талантом. Истинный гений бессмертен. Он не знает над собою закона забвения и давности. Целое столетие уже отделяет нас от смерти нашего великого поэта, но он жив в каждом из нас. Если бы можно было разложить наш внутренний мир на его составные части, то в этой сложной психологической ткани мы нашли бы много золотых нитей, вплетенных в нее мощным пушкинским гением, ставшим неотъемлемой частью нашего духовного существа. Сколько поколений воспитывалось на нем, приникая к родникам его творчества, и, однако, он остался неисчерпаемым как океан, и даже как будто растет и расширяется для нас вместе со временем. Его дарование лилось, так сказать, через край, как вода из переполненного сосуда. Прожив на земле только 37 лет, он успел оставить нам такое духовное наследство, что обогатило нас на все века и сделало его неумирающим учителем и вдохновителем для всех последующих поэтов и писателей. Он, как великан, возвышается над ними и, как пеликан, питает их своею кровью. И Гоголь, и Толстой, и Достоевский родились от его великого духа, воспламененные огнем его творческого вдохновения. Его мысль проникает во все области человеческого духа, озаряя их ярким светом, как молния. Сросшаяся с ней органическая художественная форма делает ее особенно яркой и выпуклой. Его стих ― это пышная царственная одежда, блистающая чистым золотом и самоцветными камнями. Он ласкает не только наш внешний, но и внутренний слух, доказывая тем, что Пушкин и мыслил музыкально, как подобает истинному поэту. Подобно всем великим гениям, он поднялся на такую высоту, откуда он светит всему миру и где национальное уже претворяется в общечеловеческое. Пушкин есть «всечеловек» по преимуществу, как ощутил и определил его в свое время другой великий русский писатель ― Достоевский. Однако он плоть от плоти нашей, кость от костей наших; в нем каждый из русских людей невольно опознает самого себя, и это только потому, что он воплотил в себе всю Русь, которую возлюбил всем сердцем. Все, что украшает русскую народную душу ― равнодушие к суетным земным благам, тоска по иному, лучшему граду, неутолимая жажда правды, широта сердца, стремящегося обнять весь мир и всех назвать своими братьями, светлое восприятие жизни как прекрасного дара Божия, наслаждение праздником бытия и примиренное, спокойное отношение к смерти, необыкновенная чуткость совести, гармоническая цельность всего нравственного существа, ― все это отразилось и ярко отпечаталось в личности и творчестве Пушкина, как в чистом зеркале нашего народного духа.

Read more...Collapse )
Сборник «Религиозный облик Пушкина» ― первая попытка собрать воедино литературные работы известных иерархов Православной Церкви, церковных публицистов, отечественных филологов и мыслителей, потрудившихся над прояснением религиозного облика поэта. Потребность в такой книге ощущалась давно. Еще в 1933 г. философ С. Л. Франк задавался целью «остановиться на религиозном сознании Пушкина. Из всех вопросов пушкиноведения эта тема менее всего изучена; она, можно сказать, почти еще не ставилась. Между тем, это есть тема величайшей важности не только для почитателей Пушкина: это есть в известном смысле проблема русского национального самосознания». Некоторое время спустя, уже к 100-летию со дня гибели гениального «учителя России» (выражение В. А. Жуковского) этот пробел в пушкиноведении начал восполняться. Появились серьезные исследования в Харбине, Париже, Праге, Белграде, во многих других местах, где нашли себе приют авторы исследований ― беженцы из большевистской России. В отрыве от Родины они по-новому прочли Пушкина, и классовый подход к истолкованию его творений для них стал неприемлем. Тогда же проф. К. Зайцев, впоследствии архимандрит и известный публицист, в статье «Религиозная проблема Пушкина» (1937) пришел к выводу: «Духовным здоровьем дышит поэтическое творчество Пушкина. Назовите другого писателя, чтение которого доставило бы такую умиротворяющую и возвышенную радость, навевало бы такое душевное спокойствие, и это несмотря на то, что ставит оно вопросы иногда предельно трудные и остро волнующие». С сожалением отметим, что в послереволюционной России никакие «академические группы» не ставили, да и не могли себе ставить целью исследовать духовный мир Пушкина. Этим разве что занимались одиночки, без расчета на публикацию. Read more...Collapse )