February 1st, 2016

О вере и легковерии (Мк. 9, 42 ‒ 10, 1; Евр. 11, 17‒23, 27‒31)

Автор: протоиерей Вячеслав Резников

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Апостол Павел продолжает говорить о вере. И снова перед нами Авраам. Он имел такую решимость выполнить Божью волю, что Апостол говорит, как о уже содеянном, о том, чего Авраам до конца все же не совершил. Апостол утверждает, что Авраам уже «принес в жертву Исаака», «принес единородного»! Потому что верил, «что Бог силен и из мертвых воскресить». Потом Исаак в старости «благословил Иакова и Исава». Потом Иаков перед кончиной благословил свое потомство. И когда благословляли, видели то, на что благословляли, как бы уже сбывшимся. Причем, что-то видели с радостью, а что-то со страхом и беспокойством. Например, о Дане Иакову было открыто, что «он будет змеем при дороге, аспидом на пути, уязвляющим ногу коня». Увидев это, Иаков восклицает: «На помощь Твою надеюсь, Господи» (Быт. 49, 17‒18)! Иосиф, когда перед кончиной прощался с братьями, видел будущее своего народа, как настоящее. Казалось бы, недавно пришли в Египет, поселились на лучших землях, впереди — спокойная жизнь. Но Иосиф видел исход отсюда, и как о самом важном, «завещал о костях своих», чтобы они взяты были в землю обетованную. Далее апостол говорит о родителях Моисея, которые «верою» три месяца скрывали его, хотя фараон велел уничтожать всех новорожденных евреев мужского пола. Родители видели, «что дитя прекрасно», и поэтому уверовали в избранничество своего сына, и что Бог его как бы уже сохранил. Поэтому и «не устрашились царского повеления». И далее — о великих делах Моисея, которому был открыт путь Божьего народа. Моисей вывел народ из Египта, под предлогом принести жертву в пустыне, хотя ясно было, что обман обнаружится, и не миновать погони. Перед исходом он, по повелению Божию, совершил с народом пасху.

Collapse )

Понедельник седмицы 31-й седмицы по Пятидесятнице: Мк, 42 зач., 9, 42 ‒ 10, 1

Автор: Протоиерей Александр Шаргунов

Сказал Господь: кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему жерновный камень на шею и бросили его в море. И если соблазняет тебя рука твоя, отсеки ее: лучше тебе увечному войти в жизнь, нежели с двумя руками идти в геенну, в огонь неугасимый, где червь их не умирает и огонь не угасает. И если нога твоя соблазняет тебя, отсеки ее: лучше тебе войти в жизнь хромому, нежели с двумя ногами быть ввержену в геенну, в огонь неугасимый, где червь их не умирает и огонь не угасает. И если глаз твой соблазняет тебя, вырви его: лучше тебе с одним глазом войти в Царствие Божие, нежели с двумя глазами быть ввержену в геенну огненную, где червь их не умирает и огонь не угасает. Ибо всякий огнем осолится, и всякая жертва солью осолится. Соль — добрая вещь; но ежели соль не солона будет, чем вы ее поправите? Имейте в себе соль, и мир имейте между собою. Отправившись оттуда, приходит в пределы Иудейские за Иорданскою стороною. Опять собирается к Нему народ, и, по обычаю Своему, Он опять учил их. Помочь другому — заслужить вечное воздаяние. Но Господь предупреждает, что заставить немощного брата споткнуться, удержать его от делания добра или подтолкнуть к злу — заслужить вечные муки. Страшен грех, но научить другого греху — несравненно хуже. «Тому лучше было бы, если бы повесили ему жерновный камень на шею и бросили его в море». Наказание его будет велико. Быть брошенным в море с жерновным камнем на шее — значит не иметь надежды на спасение. Господь говорит, что Его последователи должны остерегаться погубить свою душу. Горе нам, если наша рука или глаз, или нога соблазняет нас на грех. Это значит, если грех становится для нас столь же дорогим, как глаз или рука. Если что-то дорогое становится грехом, или грех становится дорогим, мы должны расстаться с ним или расстаться со Христом и доброй совестью.

Collapse )

О колебании неба и земли (Мк. 10, 2‒12; Евр. 12, 25‒26; 13, 22‒25)

Автор: Протоиерей Вячеслав Резников

Сравнив силу и значение Ветхого и Нового заветов, апостол Павел обращается к своим слушателям с предостережением: «Смотрите, не отвратитесь и вы от говорящего. Если те, не послушавши глаголавшего на земле, не избегли наказания, то тем более не избежим мы, если отвратимся от Глаголющего с небес». Оказывается, Тот, кто некогда говорил в громе и огне и в трубном звуке, так что «слышавшие просили, чтобы к ним более не было продолжаемо слово» (Евр. 12, 19), — говорил «на земле». А тот, кто был подобен обычному человеку, до кого можно было дотронуться, — оказывается, говорил «с небес»! Это — как явление Бога пророку Илии. Ему было сказано: будет «большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня веяние тихого ветра, и там Господь» (3 Цар. 19, 11–12). Видя грозные явления, мы ожидаем и суровых повелений. Но сравним, что говорилось тогда, и что потом. Например, о браке, и о возможности его расторжения. В огне и буре было позволено «писать разводное письмо и разводиться». А сейчас, в «веянии тихого ветра», сказано: «что Бог сочетал, того человек да не разлучает». Оказывается, когда мыслим Бога выше самых высоких гор и страшнее всех стихий, Он для нас еще на земле, и мы мыслим еще по-земному. Когда Бог в огне и трясении земли, то это — снисхождение к нам, к нашему жестокосердию. Но когда мыслим «в веянии тихого ветра», то и сами поднимаемся до неба, и небо стремительно приближается к нам.

Collapse )

Вторник седмицы 31-й по Пятидесятнице: Мк, 43 зач., 10, 2‒12

Автор: Протоиерей Александр Шаргунов

Тогда подошли фарисеи и спросили Иисуса, искушая Его: позволительно ли разводиться мужу с женою? Он сказал им в ответ: что заповедал вам Моисей? Они сказали: Моисей позволил писать разводное письмо и разводиться. Иисус сказал им в ответ: по жестокосердию вашему он написал вам сию заповедь. В начале же создания, Бог мужчину и женщину сотворил их. Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью; так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает. В доме ученики Его опять спросили Его о том же. Он сказал им: кто разведется с женою своею и женится на другой, тот прелюбодействует от нее; и если жена разведется с мужем своим и выйдет за другого, прелюбодействует. Фарисеи задают Господу трудный вопрос, «искушая Его». На самом деле за их словами стоит неверность иудеев Моисею и Самому Богу во время исхода в пустыне, когда они искушали Господа, говоря: «Есть ли Господь среди нас или нет?» Теперь это звучит так: «Позволительно ли разводиться мужу с женою?» Их намерение — такое же, как у тех, кто требовал от Господа знамения с неба. Будет ответ Спасителя слишком строгим или будет в нем послабление — во всех случаях можно опорочить Его учение. Вопрос фарисеев — ловушка. Господь не попадает в нее. Он возвращает им их вопрос, поднимая его на уровень заповеди: «Что заповедал вам Моисей?» Изображая из себя ревнителей Моисеева Закона, сами они обнаруживают глубокую неверность Моисею. Ибо из всего Закона выбирают только ту часть, которая им подходит. Позволение на развод, на которое они ссылаются, дано в Ветхом Завете в книге Второзакония: «Если кто возьмет жену и сделается ее мужем, и она не найдет благоволения в глазах его, потому что он находит в ней что-нибудь противное», пусть «напишет ей разводное письмо, и даст ей в руки, и отпустит ее из дома своего» (Втор. 24, 1). Господь показывает, что причина, по которой Моисей позволил развод, было ожесточение их сердец: «По жестокосердию вашему он написал вам сию заповедь». Тема жестокосердия богоизбранного народа по отношению к Богу сопутствует всей его истории.

Collapse )

Евангелие с толкованием (благовестное): от Марка 43 зачало

Автор: блаженный Феофилакт Болгарский


Евангелie. И пристýпльше фарисéе, вопроси́ша Егó, áще достóитъ мýжу женý пусти́ти, искушáюще Егó. О́нъ же отвѣщáвъ, речé и́мъ, чтó вáмъ заповѣ́да Моисéй? Они́ же рѣ́ша, Моисéй повелѣ́ кни́гу распýстную написáти, и пусти́ти. И отвѣщáвъ Iсýсъ, речé и́мъ, по жестосéрдiю вáшему написá вáмъ зáповѣдь сiю́. От зачáла же создáнiя, мýжа и женý сотвори́лъ я́ éсть Бóгъ. Сегó рáди остáвитъ человѣ́къ отцá своегó и мáтерь и прилѣпи́тся къ женѣ́ своéй, и бýдета óба въ плóть еди́ну. тѣ́мже ýже нѣ́ста двá, но плóть еди́на. Éже ýбо Бóгъ сочетá, человѣ́къ да не разлучáетъ. Толкование. Господь часто оставлял Иудею по причине ненависти к Нему фарисеев. Но теперь опять приходит в Иудею, потому что приближалось время Его страданий. Впрочем, Он идет не прямо в Иерусалим, но сначала только въ предѣ́лы июдейскiя, чтобы оказать пользу незлобливому народу; тогда как Иерусалим, по лукавству иудеев, был средоточием всякой злобы. И посмотри, как они по злобе своей искушают Господа, не терпя, чтобы народ уверовал в Него, но всякий раз приступая к Нему с намерением поставить Его в затруднение и припереть Его своими вопросами. Они предлагают Ему такой вопрос, который ставил Его между двух пропастей: позволительно ли, — говорят, — человеку отпускать от себя жену? Ибо скажет ли Он, что это позволительно, или скажет, что непозволительно, — во всяком случае, они думали обвинить Его в противоречии Закону Моисееву. Но Христос, Премудрость Самосущая, отвечает им так, что избегает их сетей. Он спрашивает их: чтó заповѣ́да им Моисéй? А когда они отвечали, что Моисей заповедал отпускать жену, Христос объяснил им самый Закон.

Collapse )