petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Categories:

Преподобный Иустин Попович. Философия и религия Ф. М. Достоевского

Творчество Федора Михайловича Достоевского всегда стояло в центре внимания русских людей, всегда (как при жизни великого писателя, так и после его кончины) вызывало напряженные споры. Однако, можно сказать, что не было в русской литературе другого такого писателя, который был способен на столь глубокое исследование человеческой души с позиции христианства. Духовный опыт Достоевского ценен и актуален во все времена, и помогает тем, кто идет к вере, и тем, кто только переступает порог церковной ограды. Творчеству русского классика посвящены многие исследования. Одно из них ― «Философия и религия Ф.М. Достоевского» принадлежит перу преподобного Иустина (Поповича). В этой книге преподобный Иустин Попович исследовал те основные творческие психические законы, по которым созданы отрицательные и положительные герои Достоевского и которыми предопределено духовное состояние самого писателя. Читателю предоставляется возможность рассмотреть бессмертные произведения русского гения под углом зрения отца Церкви и позволяет полнее постичь духовные глубины исканий Достоевского, истоки его противоречий в творчестве и мировоззрений. Автор книги, отец Иустин еще в годы юности и обучения в Семинарии особенно интересовался вопросами современной литературы и философии.Именно тогда наибольшее его внимание привлекали произведения Достоевского, которым он и посвятил впоследствии два своих исследования: «Достоевский о Европе и славянстве» и «Философия и религия Ф. М. Достоевского». В предисловии этой книги автор пишет: «Достоевский не всегда был современным, но всегда ― со–вечным. Он со-вечен, когда размышляет о человеке, когда бьется над проблемой человека, ибо страстно бросается в неизмеримые глубины его и настойчиво ищет все то, что бессмертно и вечно в нем; он со-вечен, когда решает проблему зла и добра, ибо не удовлетворяется решением поверхностным, покровным, а ищет решение сущностное, объясняющее вечную, метафизическую сущность проблемы; он со-вечен, когда мудрствует о твари, о всякой твари, ибо спускается к корням, которыми тварь невидимо укореняется в глубинах вечности; он со-вечен, когда исступленно бьется над проблемой страдания, когда беспокойной душой проходит по всей истории и переживает ее трагизм, ибо останавливается не на зыбком человеческом решении проблем, а на вечном, Божественном, абсолютном; он со-вечен, когда по-мученически исследует смысл истории, когда продирается сквозь бессмысленный хаос ее, ибо отвергает любой временный, преходящий смысл истории, а принимает бессмертный, вечный, богочеловеческий, Для него Богочеловек ― смысл и цель истории». По мнению автора, Достоевский «неусыпно бдит над тайной мира, следит и непрестанно твердит: всё есть тайна, всё есть загадка, и все тайны находятся в органической связи между собой. Все загадки и все тайны составляют один неделимый организм, сердце которого ― Бог». Как считает Достоевский, «все тайны, все проблемы» «сводятся к двум основным “вечным проблемам”: проблеме существования Бога и проблеме бессмертия души. Они имеют в себе невероятно много центростремительной силы, с помощью которой притягивают к себе все остальные проблемы, подчиняют их себе и обусловливают их решение. От решения вечных проблем зависит решение всех остальных проблем, — учит Достоевский. Решение одной вечной проблемы содержит в себе решение и другой. Они всегда находятся в прямой соотнесенности. Если есть Бог — душа бессмертна; если нет Бога — душа смертна». Решение этих вечных проблем, по словам прп. Иустина, — главное страдание всех отрицательных и положительных героев Достоевского. Через это они осуществляют подход ко всем остальным проблемам; без этого немыслимы они, как немыслим и сам Достоевский. «Существование Бога — главный вопрос, — пишет Достоевский Майкову, — которым я всю жизнь мучился, сознательно и неосознанно». Герои Достоевского являются воплощением этого главного страдания, этого главного вопроса. Их жизненная забота, их неизбежное занятие — решать главный, вечный вопрос: есть ли Бог, есть ли бессмертие? Без этого они невозможны; без этого они теряют себя. «Я не могу о другом, — признается Кириллов, — я всю жизнь думал об одном. Меня Бог мучил всю жизнь…» Добрый несчастный Митя плачет, рыдает и страстно Алеше исповедуется: «Меня Бог мучит. Одно только это и мучит». И, как отмечает автор, исследуя творчество Достоевского, ― все остальные мучаются Богом; всех их разъедает это страшное, это вечное мучение. Опосредованно или непосредственно, все они всю жизнь свою сводят к решению проблемы существования Бога и бессмертия души. «Искание Бога», по мнению Достоевского, является целью всех — не только личных, но и народных движений, — целью истории человечества. Положительное или отрицательное решение вечных проблем предопределяет всю жизнь человека, всю его философию и религию, всю нравственность, весь смысл жизни — таково основное убеждение Достоевского. Отрицательное решение этих проблем, выраженное словами: «Нет Бога, нет бессмертия», составляет сущность всех отрицательных героев Достоевского; а положительное решение: «Есть Бог, есть бессмертие» — составляет сущность его положительных героев. Отрицательное решение вечных проблем неминуемо влечет за собой отрицательные решения всех остальных проблем; обращенное к людям, к твари, оно проявляется как нигилизм. Нигилизм и есть не что иное, как прикладной атеизм. Из философии атеизма неминуемо вытекает мораль нигилизма. Если нет Бога, если нет бессмертия, то нет и добродетели; в таком случае — все позволено. Положительное решение вечных проблем психологически обеспечивает решение всех остальных проблем; обращенное к людям, к твари, оно проявляется как любовь. Любовь — это прикладное чувствование Бога и чувствование личного бессмертия. Души положительных героев Достоевского сотканы из таких чувствований; поэтому вся их жизнь представляет прекрасную, Богом вытканную ткань. Сердца их наполнены Богом и бессмертием; и все, что из них исходит, Божественно и бессмертно. По словам отца Иустина, «и отрицательные, и положительные герои Достоевского — неустрашимые борцы за личность. Они мученически ищут разгадок предревней загадки личности и ужасной загадки жизни. Они не имеют покоя в телах своих; ужасы жизни бьют по ним. Через них Достоевский проносит свою бурную душу. Беспредельную тайну своей личности он воплощает в них». Но, разгадывая загадку очень сложной личности писателя, многие приходят в соблазн от него. И это не удивительно, ибо от самых больших личностей и приходит в соблазн самое большее число людей. Они — воистину камень преткновения и соблазна для многих. Личность Христа является самым показательным примером этого. Достоевский же, несомненно, — наиболее загадочный «икс» в весьма сложном уравнении славянской жизни. К поиску значения этого необычного «икса» и прилагает свои силы прп. Иустин Попович. Для этого, как признается автор, смелости ему придает сам Достоевский, ибо он бесконечно милостив, хотя и страшен в величии своем. Ибо если вы печалитесь, он тоже всем сердцем разделяет вашу печаль; если вы в отчаянии, он — ваш друг, ваш брат, близнец и утешитель; если вы атеист — и сам он страдает с вами, мучится вашими муками, защищает атеизм на удивление всем, минирует вас бунтом и безумным отчаянием, чтобы в конце концов оба вы с криком бросились к ногам Исуса. Если вы преступник, он вас милостиво примет под кров своей многострадальной души, сделает вашу душу своей, переболеет с вами вместе вашей болезнью, изложит вам ошеломляющий психологический диагноз и историю вашей болезни и вылечит вас, ибо он сам болен и привычен к болезням. Если вы мучимы и искушаемы ужасными «проклятыми вопросами», он вас обнимет, как самого родного, ибо он сам тоже был искушаем и потому способен помочь искушаемым. Если вы верующий, он умножит вашу веру до влюбленности во Христа. Если вы оптимист, он поведет вас к еще большему, высшему и наивысшему оптимизму; он вас убедит, что чудесная Личность Богочеловека Христа — единственный настоящий, единственный вечный, самый высший оптимизм и благовествование». По словам прп. Иустина Поповича, «Изучать Достоевского — значит мучиться его пожизненной мукой, мучиться вечными проблемами». Сам автор с пятнадцати лет увлекся Достоевским, который стал для него учителем, и как он сам признается — мучителем. Уже тогда он увлек прп. Иустина и покорил своей проблематикой. Он понял, что проблемы Достоевского — это вечные проблемы человеческого духа. И если человек называется человеком, то он должен ими заниматься». И к этому приводит нас творчество Ф. М. Достоевского, которому прп. Иустин Попович посвятил свою книгу.
Tags: Новости и история Церкви
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author