?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: блаженный Феофилакт Болгарский

Вó время óно стоя́ху при крéстѣ́ Исýсовѣ, Мáти Егó, и сестрá Мáтере Егó, Мáрiа Kлеóпова, и Мáрiа Магдалыни. Почему Мария Клеопова называется сестрою Матери Его, тогда как Иоаким не имел другого чада? Клеопа был брат Иосифу. Когда Клеопа умер бездетным, то, по сказанию некоторых, Иосиф жену его взял за себя и родил брату детей. Одна из них — упоминаемая теперь Мария. Она называется сестрою Богородицы, то есть родственницею. Ибо Писание имеет обыкновение называть сродников братьями. Например, Исаак говорит о Ревекке, что она сестра ему, хотя она была женою его. Так и здесь мнимая дочь Клеопы называется сестрою Богородицы по родству. В евангелиях являются четыре Марии: одна — Богородица, Которую называют Матерь Иакова и Иосии, ибо они были дети Иосифа, родившиеся от первой его жены, может быть, жены Клеоповой. Богородица называется Матерью их, как мачеха, ибо Ее считали женою Иосифа. Другая — Магдалина, из которой Господь выгнал семь бесов; третья — Клеопова, и четвертая — сестра Лазаря. Исýсъ же ви́дѣвъ Мáтерь и ученикá стоя́ща, егóже любля́ше, глагóла Мáтери Своéй, Жéно, сé сы́нъ Твóй. Он печется о Матери, научая нас до последнего издыхания прилагать всякое попечение о родителях. И смотри, тогда как тут находятся и другие жены, Он заботится об одной только Матери. Ибо на родителей, препятствующих в деле богопочтения, не должно обращать внимания, а о таких, которые не препятствуют, нужно всячески заботиться. Так и Он, поелику Сам отходит от жизни, и Матери естественно было скорбеть и искать покровительства, поручает попечение о Ней ученику. Евангелист скрывает свое имя по скромности. Ибо если бы он хотел хвалиться, то представил бы и причину, по которой был любим, и, вероятно, она была какая-нибудь великая и дивная. Ах! как Он почтил ученика, делая его Своим братом. Так хорошо пребывание со Христом страждущим, ибо оно приводит в братство с Ним.

Подивись, как Он на Кресте все творит без смущения, заботится о Матери, исполняет пророчества, отверзает разбойнику рай, между тем как прежде распятия испытывает душевное томление, источает пот. Ясно, что последнее принадлежит человеческому естеству, а первое — силе Божеской. Да посрамятся Маркион и все прочие, пустословившие, будто Господь явился миру призрачно. Ибо если Он не родился и не имел Матери, то для чего Он прилагает о Ней столь великое попечение? Потóмъ же глагóла ученикý, сé, Мáти твоя́. И от тогó часá поя́тъ Ю учени́къ во своя́ си. Итак, ученик сей взял Марию к себе, ибо Чистая вверена чистому. Смотри, как женский пол тверд в бедах, а мужчины все оставили Господа. Подлинно пришел Тот, Кто слабое укрепляет и уничиженное приемлет. Сéй éсть учени́къ, свидѣ́тельствуяи о си́хъ, и́же и написá сiя́. И вѣ́мъ, я́ко и́стинно éсть свидѣ́тельство егó. Из прочих евангелистов ни один не свидетельствовал сам о себе. Говорят, что он после всех приступил к написанию Евангелия, быв подвигнут и возбужден к тому Христом. Потому-то он постоянно упоминает о любви Его к себе, показывая причину, по которой приступил к написанию, и что Христос поручил это дело тому, которого Он любил более прочих. И я знаю, что он говорит истину, то есть: «Что я написал, то написал с полною уверенностью, так как я был при всем, при делах и словах, при страданиях и обстоятельствах по воскресении. Посему смело и о самом себе говорю, что я истинен, и вызываю рассмотреть и исследовать каждое в отдельности событие». У нас, людей, когда мы совершенно уверены в истине, есть обыкновение не отказываться от собственного о том свидетельства. Так и апостолы говорили: Мы свидетели Ему в том, что говорим, и Дух Святый, Которого Бог дал повинующимся Ему (Деян. 5, 32). Откуда же видно, что я говорю истину, а не в угоду Учителю? Из того уже, что я многое оставил, видно, что я не хотел угождать Ему. Ибо я выставил на вид все укоризненное, не скрыв и того, что Его называли беззаконником и обманщиком, и даже бесноватым. Очевидно, я не старался угодить Ему. Ибо кто льстит, тот поступает напротив: позорное опускает, а выставляет на вид достославное. Сýть же и и́на мнóга, я́же сотвори́ Исýсъ, я́же áще по еди́ному пи́сана бывáютъ, ни самомý мню́ всемý мíру вмѣсти́ти пи́шемыхъ кни́гъ, ами́нь. Не удивляйся сказанному, что если бы писать книги о делах Исуса, то не вместил бы их мир; но помыслы о неизреченной силе Бога Слова и сказанное прими с верою. Ибо как для нас легко говорить, так для Него легко, и даже гораздо легче, творить что Ему угодно. Некоторые же говорят, что это по обычаю Писания сказано гиперболически; ибо у Писания в обычае употреблять гиперболы. Например: «Мы видели города, досягающие до неба» (Чис. 13, 29), мы видели сынов, и были в глазах наших, как саранча (Чис. 13, 34) и тому подобное. В таком же, де, смысле и здесь сказано, что мир не мог бы вместить написанных книг. Иначе под мíром разумеют человека, мудрствующего мiрское; дела же Божественные и таинственные, совершенные Исусом в мiре невидимом и видимом, и в домостроительстве последнего времени, которое исполнено тайн, человек мiрской не может понять, по сказанному: многое имею сказать вам; но вы теперь не можете вместить (Ин. 16, 12). Но будем молиться, чтобы дела и слова Господа никогда не приходили у нас в забвение, но чтобы нам всегда раскрывать сию книгу Возлюбленного и изыскивать сокровище, заключающееся в чудесах и учении Исуса; чтобы нам, очистившись в слове и жизни, в день откровения удостоиться неизреченнейших дел и тайн, которых ныне, находясь в мiре, мы не можем вместить, и соделаться совершенными в Самом Христе, Возлюбившем нас, и через возлюбленного Своего ученика просветившем нас богословием и познанием Его — Сына, и Отца, и Святаго Духа, Которому слава вовеки. Аминь.