petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Categories:

Старец-духовник иеросхимонах Иероним Афонский и его духовное наследие

Автор: Игумен Петр (Пиголь)

Иеросхимонах Иероним (Соломенцов) на протяжении полувека, с 1836 года до своей кончины, наступившей 14 (27) ноября 1885 года, подвизался на Афоне. В течение 45 лет он был духовником и старцем братии Русского Свято-Пантелеимонова монастыря, был также строителем и благоукрасителем обители, организатором и благоустроителем всех сторон ее жизни. Старец Иероним имел великие благодатные дарования, о которых сохранилось множество свидетельств. Отца Иеронима называют главным деятелем русского Афона, возобновителем и устроителем в XIX веке русского афонского монашества на его древних святоотеческих корнях. Старец-духовник воспитал в монашеских добродетелях тысячи афонцев — не только русских пантелеимоновцев, но и множество иноков разных национальностей и всех родов иноческого подвига. В Пантелеимоновой обители вокруг духоносного старца, любящего отца собралось до 800 человек. Велико значение личности отца Иеронима, велики плоды его святой жизни, которые остались в духовное наследие потомкам как богодухновенное старческое предание, традиция старца Иеронима. В широком смысле к духовному наследию старца можно отнести всё то, что сейчас именуют «Русским Афоном». Под этим понятием подразумевают и русские обители Святой Горы, и многочисленную русскую святогорскую монашескую общину, сложившуюся в XIX ‒ начале XX века, с ее добрым внутренним устроением, а также и спасительное духовное влияние Афона в России. Оно глубоко там утвердилось, начиная с 1840-х годов, через подвижническую деятельность старца Иеронима и его учеников. Распространялись душеполезные книжные издания, велась назидательная переписка с русскими людьми. Паломникам в Пантелеимоновой обители оказывались помощь и духовное окормление. Отцом Иеронимом и его учениками совершались разнообразные дела духовно-культурного просвещения и благотворения. В России открывались подворья и отделения монастыря, где трудились по послушанию братия обители, принесшие с Афона святогорские общежительные правила и совершавшие в отечестве старческое и духовническое служение. Таким образом, плодами трудов старца Иеронима стали сопричастность множества православных людей духовной жизни Святой Горы, получение ими спасительного руководства и просвещения, назидательных примеров благочестия, молитвы и верности Церковному Преданию, молитвенной поддержки и благодатной помощи от афонских святынь, посылавшихся в Россию.


Знаменитыми центрами афонской монашеской духовности стали московское подворье Пантелеимонова монастыря с Афонской часовней и основанный в 1870-х годах по мысли старца Иеронима Ново-Афонский Симоно-Кананитский монастырь в Абхазии. Ново-Афонский монастырь жил по уставу строгого общежития Свято-Пантелеимонова монастыря, созидался духовно и архитектурно под руководством старца Иеронима, по его благословению и заповедям. Он был построен наподобие афонско-византийских обителей и даже внешне напоминал Русский Афонский монастырь и его окрестности, и это являлось зримым символом продолжения традиций русских святогорцев на Новом Афоне. В настоящее время в Симоно-Кананитской обители возобновлена монашеская жизнь, но традиция внутренней жизни, завещанная старцем Иеронимом и его учениками, там пресеклась. Сам же прекрасный комплекс монастыря, особенно его верхней «нагорной» части, своего рода духовное наследие старца Иеронима в камне, сохранен и поддерживается, и это дает надежду и на возрождение его внутренней жизни на основаниях афонского общежития и старчества, которых держались отец Иероним и деятели его духовной школы. Ценнейшую часть старческого наследия представляют храмы и здания самой Пантелеимоновой обители. «Церковная роскошь», которой паломники восхищались во времена отца Иеронима и восхищаются до сих пор, множество святынь, собранных в обитель преимущественно при старце, богатства библиотеки — это огромные духовные и культурные ценности и свидетельство неусыпных трудов отца Иеронима и его чад духовных в расширение славы Божией. Отца Иеронима считают основателем и воспитателем школы русского афонского старчества, которую также можно отнести к духовному наследию старца в широком смысле. В ней возросли и достигли преуспеяния многие преемники его старческого и духовнического служения, продолжатели его многополезной деятельности, среди которых и непосредственные ученики старца, и его отдаленные духовные потомки. Из них хорошо известны и в настоящее время особенно почитаются в России игумен Пантелеимоновой обители схиархимандрит Макарий (Сушкин), иеромонах Арсений (Минин), преподобный Аристоклий Афонский, новоафонский игумен схиархимандрит Иерон. Последние из перечисленных отцов совершали свое служение в вышеупомянутых центрах афонской традиции — на московском подворье и в Новом Афоне. Духовным преемником отца Иеронима можно назвать и преподобного Силуана, и других русских афонских подвижников XIX века и более близкого к нам времени. Среди учеников и последователей старца Иеронима в России видное место занимает выдающийся православный мыслитель Константин Леонтьев (монах Климент; 1831‒1891), начавший свое духовное восхождение на Афоне под руководством отца Иеронима и воспринявший богодухновенное старческое предание. Выдающиеся сочинения Леонтьева на духовно-политические и нравственно-аскетические темы во многом продолжают учение старца и старческие произведения. Письменное духовное предание старца Иеронима очень разнообразно и при этом всегда, как и все слова и дела старца, отражает единственную богоугодную цель — спасение души, душевную пользу ближних. Важнейшими творениями старца Иеронима можно назвать его духовное завещание и составленный им «Устав Русского на Афоне святого великомученика и целителя Пантелеимона общежительного монастыря», в которых изложены и разъяснены главные принципы киновии. Созидая монашескую общину, благоустраивая внутреннюю жизнь обители, старец преимущественно учил о монашеском общежитии и его евангельских, апостольских и святоотеческих принципиальных основах. Сущность «истинного апостольского общежития», по словам отца Иеронима, не только в «купном житии» и «общей трапезе и одежде», но прежде всего в том, что «сердце у всех едино, и воля едина, и желание едино… вся целость общества едино тело, из различных членов составленное» (Великая стража: Жизнь и труды блаженной памяти афонских старцев иеросхимонаха Иеронима и схиархимандрита Макария. М., 2001). Духовные основы киновии или, как говорил старец Иероним, «заповеданные богоносными отцами условия общежития» — это старческое водительство на пути духовного возрастания; игуменская «отеческая» монархия, в которой игумен — образ Самого Господа Исуса Христа; послушание и отсечение своеволия, братская любовь, единомыслие и единодушие о Христе, «нестяжание и чистота душевная и телесная во всем и везде». Особо отец Иероним наставлял о старчестве: «Паче всего храните старчество, ибо оно устроено примером Самого Господа нашего Исуса Христа. Без старчества совершенное общежитие не может быть…» «Отцам и братиям в строгую обязанность поставляется, чтобы твердо и неизменно хранить старчество, ибо старчество установлено примером Самого Господа нашего Исуса Христа. И оно есть основание нашего монашеского жития» (Великая стража: Жизнь и труды блаженной памяти афонских старцев иеросхимонаха Иеронима и схиархимандрита Макария. М., 2001). Принципиально важными являются дела монашеского милосердия и молитва о благодетелях. В «Уставе» и в других письменных наставлениях дается практическое руководство по устройству всех сторон монашеской жизни в соответствии с общежительными правилами и «вековыми» афонскими традициями богослужебными и бытовыми. Обозначены обязанности по послушаниям, порядок церковных служб и келейного правила, порядок избрания игумена и его наместника, которое осуществлялось из достойных кандидатов по жребию — по принципу «кого укажет Бог» или, как говорит святитель Василий Великий, «кого Бог определит на подобное служение».  Правила для иноков, данные отцом Иеронимом, наставляют прежде всего о том, чтобы «не искать на земле ничего, кроме Бога и спасения души». Старец наставляет братию о «памятовании иноческих обетов», «чистосердечном и сокрушенном покаянии», самоотвержении и послушании, частом «вопрошении» опытного старца «обо всем нужном ко спасению», об исповедании «грехов и помышлений», усердном и беспрекословном исполнении должностей и монастырских работ по послушанию, о хранении памяти Божией и смертной, об Исусовой молитве, о внимании к службе церковной, частом и достойном причащении Святых Таин, чтении Священного Писания и «назначенных старцем» святоотеческих книг. Наставления эти исполнены отеческой любви к братии и направлены на то, чтобы его духовные чада, как сам старец говорил, «покрываемые благодатию Божией, как истинные послушники, сохранились непреткновенными, совершили святое послушание и были сопричастницы вечных благ, уготованных Господом любящим Его». Обращает внимание то, что ни одна подробность монашеского быта и наружного поведения иноков не ускользала от заботливого взора старца, все жизненные мелочи, каждое действие благословлялись уставом и определялись правилами, составленными для метохов, подворий, больницы, многочисленных монастырских служб и так далее. В начале своей жизни на Афоне отец Иероним несколько лет подвизался в пустынном безмолвии. Впоследствии, благоустраивая святогорскую русскую монашескую общину, он много внимания уделял не только киновиатам, но и келлиотам-пустынножителям и строгим отшельникам. Многих из них он собрал вокруг Пантелеимоновой обители, как духовного очага, оказывая им поддержку и предоставив для поселения принадлежавшие обители келлии и земли, и тем самым тесно соединил два главных вида монашеского подвижничества. Важные назидания к прохождению пути духовного совершенствования и правила для пустынножителей содержит составленный старцем «Устав Новой Фиваиды» — скита-пустыни, основанной в соответствии с замыслом старца Иеронима в 1880-х годах. Значительную часть духовного наследия старца Иеронима составляют его слова, обращенные к братии и ученикам, ответы на их вопросы, беседы, духовные советы. Некоторые из них были записаны афонскими монахами, а многие душеполезные наставления содержатся в многочисленных письмах в Россию, которые адресовались не только монашествующим, но и людям всех званий и состояний. «Спасение везде можно обрести: где только человек понудится творить волю Божию, там и спасется», — говорил старец. Он и сам, до 25 лет живя в родительском доме, с раннего возраста подвизался в благочестии, пребывал в послушании родителям и уже в юности стяжал большой духовный опыт и имел многие духовные дарования. Мирским людям в письмах он отвечает на их сокровенные вопросы, наставляет о средствах спасения в миру, о необходимости «исследования Писаний», вразумляет раскольников и сектантов. В своих статьях и записках, направленных в Россию, старец Иероним рассматривает насущные современные проблемы, поучает о необходимости повиновения властям, обличает революционные настроения, анализирует состояние нравственности в далеком отечестве и указывает пути для ее поправления. Благодатное устроение отца Иеронима и чудесный дар слова, данный ему от Господа, в полной мере проявились в духовно-литературном творчестве старца. Он был замечательным духовным писателем, обладавшим прекрасным литературным слогом. Очень интересны и поучительны рассказы и повести старца из его наставнической практики, в которых приводятся назидательные примеры успешного духовного возрастания смиренных послушников и падения гордецов и самочинников. Повести о схимонахе Никодиме, иноке Паисии, помещике под инициалами Г. И. Б. и многие другие сочинения старца Иеронима производят на современных читателей, по их отзывам, очень сильное впечатление. Среди трудов старца — русско-греческий словарь, который был составлен и отпечатан специально для русской братии, плохо знакомой с греческим языком, и мог использоваться и паломниками по Святой Горе. В этом словаре греческие слова переданы русскими буквами. Старец предпринимал и многосложные богословские труды — таковым было составление введения к книге «Евангельская история о Боге Слове, Сыне Божием…» Она была издана уже после смерти старца. Первоначальное, данное отцом Иеронимом, название книги — «Земная жизнь Спасителя мiра». Старец, большой знаток святоотеческих творений, обладал глубокими богословскими познаниями, изучал и современную ему богословскую литературу. Отца Иеронима называют составителем (совместно с пантелеимоновским схимонахом Аркадием) акафиста святому Иоанну Предотече. Таким образом, к духовному наследию старца Иеронима относятся и богослужебные тексты, вошедшие в церковное употребление. Необходимо добавить, что выдающимися духовными писателями стали продолжатели традиций старца Иеронима иеросхимонах Сергий Святогорец и иеросхимонах Парфений (Аггеев), известную книгу которого «Сказание о странствии и путешествии» Константин Леонтьев считал замечательным духовно-литературным сочинением. Еще одно популярнейшее, хотя и анонимное произведение — «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу», оно же «Искатель непрестанной молитвы», написано, как многие считают, схиархимандритом Михаилом (Козловым), постриженником Пантелеимоновой обители, духовным чадом отца Иеронима.  Мы видим, насколько многополезными были подвижническая жизнь и деятельность старца, насколько велико и многообразно оставленное им духовное наследие. В настоящее время с помощию Божией многие труды великого афонского старца становятся всё более известными монашествующим, а также и всем православным людям и с любовью ими изучаются. Это рождает надежду, что всё духовное наследие, завещанное старцем Иеронимом, традиции его школы и Русского Афона будут с душевной пользой применяться на благо христианского общества.

Tags: Новости и история Церкви
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author