petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Второе соборное послание святого апостола Петра: 2 Пет. 1, 20 ‒ 2, 9

Автор: блаженный Феофилакт Болгарский

Сié прéжде вѣ́дуще (зная), я́ко вся́ко прорóчество кни́жное (в Писании) по своемý скáзанiю не бывáетъ (самому нельзя разрешить). Ни бó вóлею бы́сть когдá человѣ́комъ (по воле человеческой) прорóчество [не было произносимо], но от Святáго Дýха просвѣщáеми глагóлаша (изрекали его) святíи Бóжiи человѣ́цы. Пророки понимали, что и о чем внушал им Дух пророческий, однако не так ясно и точно, как все в частности исполнилось. Посему и восхотѣ́ша они ви́дѣти, исполнение, как сказал Господь (глагóлю бо вáмъ, я́ко мнóзи прорóцы и цáрiе восхотѣ́ша ви́дѣти, я́же вы́ ви́дите, и не ви́дѣша: и слы́шати, я́же слы́шите, и не слы́шаша ― Лк. 10:24). Апостол объясняет, почему пророки не истолковывали своих изречений, и одновременно показывает отличие истинного пророчества от бесовского и вымышленного, каковое принимается у еретиков. Ни бó вóлею бы́сть когдá человѣ́комъ (по воле человеческой) прорóчество [не было произносимо], это значит: пророки получают пророчество от Бога, но не как они хотят, а как действует Дух Божий; они сознавали и уразумевали ниспосылаемое им пророческое слово, но объяснения его не делали. Что пророки во время действия на них Духа Божия сознавали, что им ниспосылается слово от Духа Божиего, видно из того, что они подчинялись добровольно, и что хотели, то высказывали, а чего не хотели, о том умалчивали. У лжепророков не так.
Они во время действия не владели сознанием, но приведенные в неистовство, как пьяные, не знали, что с ними происходило. Святые пророки, хотя и понимали, но не имели нужды изъяснять свои предсказания, как потому, что они служили другим, именно нам, так и для того, чтобы пришествие Господа было сокрыто и не подвергалось наветам от нечестивых. Наветов оно могло бы избежать силой Господнею; но, вероятно, дело совершившегося вочеловечения показалось бы призрачным, если бы несколько раз такое избежание было способом необыкновенным. Что это истинно, видно из примера новозаветных пророков, которые пророчествовали и объясняли сами себя, хотя не все. Ибо ничего такого не следует опасаться в Новом Завете. А что пророки прорицали не в исступлении, видно и из следующего. Пророки Ветхого и Нового Завета пророчествовали одним Духом. А апостол Павел говорит: áще ли инóму от­кры́ет­ся сѣдя́щу, пéрвый да молчи́тъ (1 Кор. 14:30). Из этого ясно, что пророки добровольно пророчествовали, оставаясь в естественном состоянии. Посему, когда вставал другой вдохновенный, прежде говорившему повелевалось молчать, чего никто не найдет в беснующихся. Ибо как будет молчать тот, кто сам не знает, что делает? Что в пророках действует Дух Святый, об этом говорит тот же апостол Павел: óвому (одному) бо Дýхомъ даéт­ся слóво премýдрости... иному же пророчество (1 Кор. 12:8, 10). Бы́ша же и лжи́вiи прорóцы въ лю́дѣхъ, я́коже и въ вáсъ бýдутъ лжи́вiи учи́телiе, и́же внесýтъ éреси поги́бели, и искýпльшаго и́хъ Влады́ки от­метáющеся, при­­водя́ще себѣ́ скóру поги́бель. И мнóзи послѣ́д­ст­вуютъ и́хъ нечистотáмъ, и́хже рáди пýть и́стин­ный похýлит­ся. И въ пре­умножéнiи льсти́выхъ словéсъ вáсъ уловя́тъ.  Под лжеучителями апостол разумеет единомышленников Николая и Керинфа, а именем пророчества, общепридаваемого и пророкам и лжеучителям, предостерегает верующих, чтобы не внимали лжепророкам. Какое же различие между теми и другими, этому научил Павел, когда сказал, что никто не называет Исуса Господом, как только еди́нѣмъ Дýхомъ Святым (1 Кор. 12:3). Затем начинает обличать ересь николаитов, говоря, что они вдвойне худы. Ибо в учении они крайне нечестивы, так как хулят Владыку Христа; в жизни они весьма порочны, что и теперь он выражает, упоминая об их «разврате», а немного ниже объяснит еще более. Словом въ пре­умножéнiи (из любостяжания) показывает, что они приобретают постыдным образом. Ибо любостяжание означает иногда несправедливость, а иногда вообще гнусность приобретения. Почему прилично употреблено слово «уловлять». Чтобы показать, что они совершенно чужды божественного учения, говорит, что они употребляют льстивые слова. Но, говорит, они получат должное за свое нечестие, именно смерть. И́хже сýдъ искони́ не косни́тъ, и поги́бель и́хъ не дрéмлетъ. А́ще бо Бóгъ áггеловъ согрѣши́в­шихъ не пощадѣ́, но плени́цами мрáка связáвъ, предадé на сýдъ мýчимыхъ блюсти́: и пéрваго мíра не пощадѣ́, но осмáго Нóа прáвды проповѣ́дника сохрани́, потóпъ мíру нечé­ст­вовав­шихъ наведé: и грáды Cодóмскiя и Гомóррскiя сжéгъ, разорéнiемъ осуди́, о́бразъ хотя́щымъ нечé­ст­вовати положи́въ: и прáведнаго Лóта, оби́дима от­ беззакóн­ныхъ въ нечистотѣ́ сожи́тiя, избáви: видѣ́нiемъ бо и слýхомъ прáведный, живы́й въ ни́хъ, дéнь от­ днé дýшу прáведну беззакóн­ными дѣ́лы мýчаше. Вѣ́сть Госпóдь благо­чи́сти́выя от­ напáсти избавля́ти, непрáведники же на дéнь сýдный мýчимы блюсти́. Слово искони́ (давно, изначально) означает предведение Божие. Ибо Бог по предведению как добрым приготовил блага, так и злым свойственное им место. Ибо суд давно готов. Не без причины начинает апостол с верующих, более почтенных, но желает показать, что они за свои грехи повинны большему осуждению. Они имеют то преимущество, что первые призваны к апостольству. Посему и за совращение с правого пути подвергнутся большему осуждению. С намерением представив доказательство в примерах, не вывел следствия одного вида, но соединил вместе пример и воздаяния праведникам. И ему нужно было бы сделать заключение о том, что выше предложено, то есть о грешниках, из-за которых и представлен пример, и сказать: если тех не пощадил, то ужели пощадит настоящих нечестивцев? или утвердительно: тем более не пощадит этих. Но апостол не так делает. Почему? Потому, что заключение само открывается, когда предложены два примера, добра и зла. Что идет к одному только злу, то не относится еще к добру. Ибо за добро не воздается злом. Итак, поскольку недостаточно было одним заключением закончить предложение, то он употребил иное выражение, и восклицанием закончил нужное. Для чего же к примерам худых людей он присовокупляет примеры добрых? Об этом скажем в соответстующем месте. Как мы выше сказали, по форме ясной речи не вытекает мысль из предложений, ибо не прибавлено заключения, какое обыкновенно следует за подобным словосочинением, но просто доказывается примером, что за грехи бывает наказание, а за правду награда. Апостол как бы так говорит: Бог умеет неизбежно наказывать без пощады живущих во грехах, как наказал ангелов согрешивших, людей предпотопных, города содомские. Умеет награждать и делающих правду, как наградил Ноя, Лота. Ход речи такой: сказано, что лжеучители наказаны будут за хуления свои и за развратную жизнь; представляются примеры: Бог не пощадил ангелов согрешивших, не пощадил и первого мира. Потом упоминаются подвизавшиеся в правде, и говорится, что Бог и Ноя, и Лота за их целомудрие сохранил от погибели современных им людей. Ибо Ной не увлекся нечестием людей предпотопных, и Лот нимало не подражал разврату жителей содомских, а когда они требовали на нечистоту Ангелов, принятых им в виде людей как странников, он не выдал Их, хотя и вытерпел весьма много обидного от наступавшей на него толпы. На это и указывается словом оби́дима. О Лоте же говорится и это: вѣ́сть Госпóдь благо­чи́сти́выя от­ напáсти избавля́ти и проч. Выше апостол ничего не говорил о праведниках; он говорил только о нечестивцах и о наказании их, а о праведниках упомянул в примерах. Это для того, во-первых, чтобы воспомянуть историю и погибели нечестивых и спасения праведных; во-вторых, для того, чтобы чрез сопоставление их выставить ужасную злобу грешников и светлые совершенства добродетельных; наконец, для того, чтобы убедить своих слушателей возненавидеть нечестие одних по причине наказаний за оное и возлюбить добродетель других по причине ее спасительности.
Tags: Евангелие дня
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author