petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Толкование на Послание к галатам святого апостола Павла: Гал., 203 зач., 2, 16‒20

Автор: блаженный Феофилакт Болгарский

Увѣ́дѣвше же (однако же, узнав), я́ко не оправди́тся человѣ́къ от дѣ́лъ закóна, но тóкмо вѣ́рою Iсýсъ Христóвою, и мы́ во Христá Iсýса вѣ́ровахомъ (уверовали), да оправди́мся (чтобы оправдаться) от вѣ́ры Христóвы (верою во Христа), а не от дѣ́лъ закóна, занé (ибо) не оправди́тся от дѣ́лъ закóна вся́ка (никакая) плóть. Смотри, как просто все говорится. Мы оставили закон не потому, что, он недобр, а потому, что он немощен и не в состоянии оправдать. Ибо никто не мог исполнить его дел, трудных и неудобоисполнимых, не по причине их величия, но скорее вследствие мелочности; или, иначе, потому что он души не освящал, но только телесную нечистоту удалял. Итак, обрезание излишне. А впереди скажет, что оно даже опасно, потому что отчуждает от Христа. А́ще ли и́щуще (если же, ища) оправди́тися (в)о Христѣ́, обрѣтóхомся (мы оказались) и сáми грѣ́шницы(-ками), Христóсъ ýбо грѣхý (неуже)ли служи́тель? Мы старались обрести, говорит он, оправдание во Христе, оставив закон. Как же вы говорите, что грешно оставлять закон: ведь выходит, что в такой грех ввел нас Христос, так как ради Него мы оставили все законное. Таким образом, Христос, как вы говорите, не только не оправдал нас, но даже сделался для нас виновником большего осуждения тем, что убедил нас отступить от закона. Да не бýдетъ. Доведя речь до нелепости, он не имел уже нужды в подтверждении, но удовольствовался одним отрицанием, что обыкновенно всегда он делал в предметах вообще спорных. А́ще (если и)бо я́же разори́хъ (что разрушил), сiя́ пáки (снова) созидáю, престýпника себé представля́ю. Заметь его мудрость: они говорили, что нарушающий закон есть преступник, а он, напротив, показывает, что соблюдающий его есть преступник, идущий не только против веры, но и против самого закона. Ибо сам закон привел меня к вере и убедил оставить его. Впереди он укажет на это, а теперь пока говорит, что закон престал, и это мы засвидетельствовали тем, что разрушили его, отступив от него. Итак, если бы стали мы усиливаться восстановить его, то оказались бы преступниками, восстановляя то, что разрушено Богом. А́зъ бо закóномъ закóну умрóхъ (для закона умер). Объясняет, каким образом он оставил закон, и говорит: посредством закона благодати и Евангелия я умер для закона Моисеева, или умер, говорит он, для закона посредством закона; то есть сам закон привел меня к тому, чтобы более не соблюдать его, приведши меня ко Христу посредством Моисеева и пророческого слова. Поэтому, если я опять стану соблюдать его, — опять нарушу его. Или же таким образом: закон повелевал не исполняющего его предписаний наказывать и убивать. А так как он не мог быть выполнен, то по силе его я подвергся смерти. Посему да не повелевает он мной, как уже умершим и душевно, потому что согрешил, не будучи в состоянии исполнять дел закона, и телесно, поскольку это зависело от осуждения законом. Как же после этого я буду еще держаться того, который умертвил меня? Да (чтобы для) Богови жи́въ бýду. Христóви сраспя́хся. Чтобы кто-нибудь не сказал: как же ты живешь, когда умер? — он говорит, что хотя закон умертвил меня живого, но Христос, обретши меня мертвым, оживил меня, мысленно сораспявшегося Ему и умершего с Ним чрез крещение. Сугубое чудо: оживотворил мертвого, и оживотворил чрез смерть. Живý же не ктомý (уже) áзъ, но живéтъ во мнѣ́ Христóсъ. Словами Христóви сраспя́хся указал на крещение, а словами живý же не ктомý áзъ — на жизнь после сего, чрез которую умирает наше тело. Но живéтъ во мнѣ́ Христóсъ, то есть в нас ничего нет, что не угодно Христу, но Он все совершает в нас, управляя и господствуя. И наша воля умерла, а живет Его и управляет нашей жизнью. Итак, если я живу для Бога жизнью, отличной от жизни в законе, и умер для закона, то я не могу ничего соблюдать из закона. А éже (что) ны́нѣ живý вó плоти, (то) вѣ́рою живý (в) Сы́на Бóжiя. То, что я сказал, сказал о духовной жизни, но и чувственную жизнь ты найдешь во мне, сущую от Христа. Ибо и закон нарушаемый всех подверг греху и наказанию, и ничто не препятствовало, как во времена потопа, всем погибнуть как преступникам; но явившийся Христос избавил нас от осуждения, оправдав Своею смертью. Так что и это самое — жизнь чувственную и плотскую — мы имеем чрез веру во Христа, — веру, оправдывающую нас и избавляющую от осуждения. Возлюби́вшаго менé, и предáвшаго Себé по мнѣ́ (за меня). Хотя Он за всех предал себя и всех возлюбил, но Павел, размыслив, от чего освободил нас Христос и что даровал, и возгоревшись любовью, общее приписывает себе, как и пророки говорят: «Боже, Боже мой». А вместе с тем и показывает, что каждому должно оказывать Христу такую благодарность, как если бы Он умер ради него одного. Но воспользовались этими благодеяниями только те, которые уверовали в Него. Так что держащийся закона показывает, что Христос не умер для него. Как же ты не страшишься сего, но опять возвращаешься к закону, являя бесполезной для тебя смерть Господа. И заметь выражение предáвшаго Себé — ради ариан.
Tags: Евангелие дня
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author