?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В миру Смирнов Иларион Дмитриевич, родился 30 мая 1784 года в селе Павлове, расположенном недалеко от Москвы, в семье бедного церковного причетника. С детских лет Иларион отличался исключительно кротким нравом. Поэтому, когда он поступил в Московскую Перервинскую семинарию, был прозван Смирновым за кротость и безукоризненное поведение. Окончив Перервинскую семинарию лучшим учеником, Иларион был переведен в Лаврскую семинарию, где продолжил образование по классам: историческому, философскому, богословскому и иностранных языков. В 1805 г., еще до окончания семинарии, он, как один из способнейших воспитанников, был назначен учителем в начальном грамматическом классе этой же семинарии. Затем ему было поручено преподавать поэзию, одновременно он занимался истолкованием воскресных Евангелий и преподавал для всей семинарии. С 1809 г. Иларион начал читать в семинарии курс философии и в это же время был назначен префектом семинарии. Любовь к науке, усердие в исполнении обязанностей, простота сердца, верность в слове ‒ вот что характеризовало молодого преподавателя. 13 октября 1809 г. Иларион, с ранних лет полюбивший уединение, был пострижен в монашество с именем Иннокентия митрополитом Платоном в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. На следующий же день он был рукоположен во иеродиакона, затем ‒ во иеромонаха. 6 августа 1810 г. иеромонах Иннокентий был назначен игуменом Николаевского Угрешского монастыря, а 14 октября он был переведен в Московский Знаменский монастырь. 22 января 1812 г. по представлению Комиссии духовных училищ ему было предложено место преподавателя богословия в С.-Петербургской Духовной Академии. 30 августа 1812 г. игумен Иннокентий был возведен в сан архимандрита. В сентябре 1813 г. архимандрит Иннокентий был утвержден ректором С.-Петербургской духовной семинарии и профессором богословия, а также членом Комитета духовной цензуры, оставаясь в то же время преподавателем церковной истории в Академии. В этот же период он был назначен настоятелем Сергиевой пустыни. Находясь в Санкт-Петербурге на чреде священнослужения в 1813‒1814 гг., архимандрит Иннокентий прославился, как замечательный проповедник.
Его проповеди были исполнены силы слова евангельского. Он говорил с живостью, с воодушевлением, с жаром. Его пламенные чувства проникали в сердца слушателей. Замечательна деятельность архимандрита Иннокентия как преподавателя церковной истории. Он не шел по проторенному пути, а, по возможности, проверял исторические данные по их источникам. В результате неутомимых трудов в этой области он составил «Начертание церковной истории от библейских времен до XVIII в.», изданное в 1817 г. в качестве учебного пособия для классического преподавания. Не менее важное значение имели его труды: «Богословие деятельное подлежательное и практическое», «Опыт изъяснения первых двух псалмов», «Изъяснение Символа веры». Его неутомимая деятельность в распространении духовного просвещения была отмечена Комиссией духовных училищ. В 1814 г. архимандриту Иннокентию была присвоена степень доктора богословия. 7 апреля 1817 г. он был назначен членом Главного правления народных училищ. Замечательна была внутренняя личная жизнь архимандрита Иннокентия. С юных лет он отличался христианскими добродетелями смирения, благочестия, покорности, безупречной чистоты жизни. Он сам был строгим судьей всех своих слов, дел и поступков. Осторожность во всяком деле и слове превратилась у него в непрестанное духовное бдение. Никто из его уст не слышал ни одного праздного слова. Лицо его всегда выражало спокойствие духа, умиление и благоговение. Он обладал исключительным даром проницательности, читая внутренние чувства человека. В своей жизни больше всего избегал он осуждения как со своей стороны, так и со стороны других, умело прерывая собеседника, пытавшегося рассказывать ему о недостатках других. Замечательной особенностью архимандрита Иннокентия была его нестяжательность в жизни. С нуждающимися он делил последнее, что имел. Таким образом, многие замечательные качества уже украшали Иннокентия, когда вышло решение о возведении его в сан архиерейский. В марте 1819 г. в Казанском соборе С.-Петербурга архимандрит Иннокентий был хиротонисан во епископа Пензенского и Саратовского. Это назначение имело и другую сторону ‒ оно под видом повышения явилось благородной высылкой Иннокентия из Петербурга. Причем первоначально, по распоряжению государя, его должны были назначить в Оренбург, но по ходатайству Св. Синода в связи со слабым состоянием здоровья назначаемого, Оренбург был заменен на Пензу. Причиной тому послужила интрига министра духовных дел масона кн. Голицына за то, что Иннокентий выступил против модного в то время неправославного мистицизма. Покорно выехал владыка к месту своего нового назначения. Но недолго пришлось ему управлять Пензенской епархией. Непрестанные труды в С.-Петербурге по распространению духовного просвещения истощили его слабое от природы здоровье. К тому же однажды он сильно простыл, что усугубило его болезнь. Однако слабый здоровьем, он с нетерпением спешил в свою епархию. 21 июня 1819 г. епископ Иннокентий прибыл в Пензу. За короткий период управления Пензенской епархией он успел снискать доверие и уважение своей паствы. Во все воскресные и праздничные дни он, несмотря на слабость своего здоровья, сам совершал Божественную литургию и произносил назидательные поучения. Его поучения при всей своей простоте носили отпечаток духовной благодати и мудрости. За короткий период архипастырской деятельности епископ Иннокентий успел осмотреть почти все церкви, занялся благоустройством архиерейского дома, лично присутствовал на экзаменах в духовных учебных заведениях епархии. В августе месяце 1819 г. при поездке в Саратов он сильно заболел и уже не смог подняться с одра болезни. Кроткий и терпеливый он не произносил ни единой жалобы, никто не слышал стона его. Ослабев до такой степени, что не мог держать в руках даже стакан, епископ Иннокентий не прекращал заниматься епархиальными делами. За день до кончины 9 октября 1819 г. он во сне видел видение, о котором рассказал своему келейнику. «Казалось мне, ‒ говорил он, ‒ что небеса отверзлись. Двое светлых юношей в белых одеждах, слетев с высоты, предстали предо мною и, с любовию смотря на меня, взяли меня, немощного, и вознесли с собою на небо. Сердце мое исполнилось несказанной радости, и я пробудился». С благоговением готовясь к отшествию в вечность, он 10 октября 1819 года попросил совершить над ним Таинство Елеосвящения. По совершении этого священнодействия язык Иннокентия стал неметь, дыхание начало прерываться, он сам сложил на груди руки крестообразно и в 6 часов вечера тихо скончался. Погребение тела его состоялось 13 октября 1819 года в Казанской соборе. Причислен к лику святых Русской Православной Церкви для общецерковного почитания на Юбилейном Архиерейском Соборе в августе 2000 года. Тропарь, глас 4: Правило веры и образ кротости, / Православия наставниче, / покаяния проповедниче, / Златоустаго ревнителю, / пастырю предобрыи, / новыи России святильниче, / отче священноначальниче Иннокентие, / моли Христа Бога // спастися душам нашим. Кондак, глас 5: Апостольских деяний последователя, / истиннаго благочестия учителя, / писаньми своими вся наставившаго, / святителя Иннокентия восхвалим, / той бо молит Христа Бога // во еже спастися нам.

Метки: