?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Авторы: архиепископ Аверкий Таушев; блаженный Феодорит Кирский

Девятая глава вся посвящена сравнению двух заветов — Ветхого и Нового — и указанию на несравненное превосходство Нового. Рассматривая в первых 7-ми стихах устройство скинии, апостол показывает, что самое ее устройство и совершавшиеся в ней богослужебные обряды с принесением в жертву животных уже внушают мысль о неудовлетворительности и о временном их значении. При описании скинии апостол обращает главное внимание на недоступность Святого Святых не только для народа, но и для самих священнослужителей, из которых только один первосвященник мог вступать туда, да и то однажды в год не без крове юже (которую) приносит за себе, и о людских невежествиих (за грехи неведения народа; ст. 7). Этот отрывок (Евр. 9, 1‒7) читается за Божественной литургией в некоторые Богородичные праздники, как например, Введение во Храм Пресвятыя Богородицы 21 ноября и на Покров 1 октября (ст. ст.), так как скиния прообразовала собою Божию Матерь. Имеяше бо первая скиния оправдания службы. Так назвал апостол заповеди, поколику исполнение их почиталось служением Божиим. Так говорит и блаженный Давыд: оправданием Твоим научи мя (Пс. 118, 124), и Сам Законодатель: сия... суды и оправдания, елика глагола Господь сыном Израилевым (Втор. 4, 45). Но апостол прежде всего рассуждает о скинии. Святое же людьское (κοσμικόv). Так назвал скинию, представляющую образ всего мира. Ибо среднею завесою разделялась на две части, и одна часть называлась Святое, а другая — Святое Святых. И Святое уподоблялось житию на земли, а Святое Святых — пребыванию на небесах. Самая же завеса заменяла собою твердь. Ибо Божественное Писание научило нас, что два неба, из которых первое создал Бог с землею, а второе сотворил во второй день, сказав: Да будет твердь посреде воды (Быт. 1, 6), и потом присовокупило: И нарече Бог твердь небо (Быт. 1, 8). Так и блаженный Давыд говорит: Небо небесе Господеви (Пс. 113, 24). Это небо для нас — кровля дома, а для невидимых сил заменяет нижний помост. Посему как оно отделяет дольнее от горнего, так завеса, распростертая посреди скинии, отделяла от Святого Святое Святых. Скиния бо сооружена бысть первая, в нейже светилник и трапеза и предложение хлебом, яже глаголется святая. Слово άγια (святая) должно читать с острым ударением на третьем от конца слоге, а это дает нам знать, что здесь подразумевается другое еще имя. По вторей же завесе, скиния глаголемая святая святых, злату имущи кадилницу, и ковчег завета окован всюду златом, в немже стамна злата имущая манну, и жезл Ааронов прозябшии, и скрижали завета; превыше же ея, херувими славы, осеняющии олтарь [очистилище]; о нихже несть ныне глаголати подробну. «Очистилищем» и «херувимами» скиния показывала, что имеет образ небесного, а «светилником» и «трапезою» давала разуметь жизнь настоящую. Сим же тако устроеном, в первую убо скинию выну вхождаху одни священницы службы совершающе; во вторую же единою в лето един архиерей, не без крове юже приносит за себе, и о людских невежествиих. Ему повелено было кропить кровь перстом на очистилище (Лев. 16, 19).