?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: архимандрит Рафаил Карелин

Мы совершали память преподобного и богоносного Отца нашего Сергия, игумена Радонежского. У всякого народа есть особо чтимые святые: в Грузии преподобного Иоанна Зедазнийского именуют игуменом Иверской земли; Сергий Радонежский игумен земли Русской, наставник ее монашества. Как сердце Иверской Церкви собор Светицховели, так сердце Русской Церкви это Троицкая Лавра, где покоится тело, мощи Преподобного Сергия. Троице-Сергиева Лавра подобна духовному солнцу, которое изливает лучи свои на огромные пространства от Камчатки до Кавказа, от Урала до Ледовитого океана. Как капли дождя собираются в ручьи и реки и непрестанно текут в море, так вереницы народа идут день и ночь помолиться в Лавру, к святым мощам Преподобного Сергия. Несут они свои скорби, тяжесть грехов своих, чтобы положить эту ношу к мощам Преподобного Сергия. Его гробница окружена духовным пламенем, которое не сжигает, а наполняет благодатью души верующих, которое просвещает их сердца. Если в Силоамской купели только лишь раз в году входивший в воду ее получал исцеление, то у мощей святых люди непрестанно получают духовное и телесное исцеление. Чувствует человек, как спадает с сердца его грязная, греховная, смрадная чешуя, и он видит мир другими глазами, сердце его становится как бы сердцем ребенка, он чувствует ту радость, которую ощущает только дитя, еще не отягченное грехами и страстями. И кажется людям, приходящим в Лавру, что это их родной дом, куда они возвратились после трудного и далекого странствия.

Когда-то на этом месте был дремучий непроходимый лес, и несколько монахов-отшельников собрались здесь в поисках безмолвия. Они срубили вековые деревья, построили из бревен хижины-келлии, мхом законопатили щели, выстроили деревянную церковь и ежедневно собирались на молитву. У них не было даже воска для свечей, и богослужение совершалось при свете лучины. Но светлее, чем пламень огня, горели их сердца любовью к Богу. Их рясы были изношены, как рубища нищих. Преподобный Сергий совершал Литургию, пользуясь деревянными сосудами чашей и дискосом: монахи были так бедны, что не могли приобрести сосуды из металла. Дремучий лес окружал небольшой скит, тишину нарушали лишь вой волков и крики ночных птиц. Иногда звери заходили и в скит к монахам. Преподобный Сергий делился хлебом с медведем, и этот страшный дикий зверь брал пищу из его рук и лежал кротко, как овца, у его ног. Теперь на этом месте стоит огромная Лавра духовное сокровище Преподобного Сергия заключено в ней, как в огромном каменном ковчеге, который отражает бури веков. Мы говорим: Сергий Радонежский наставник монахов. Но что же это такое монашество? Какие обеты дает монах? Во-первых: нестяжание, затем целомудрие, затем послушание своему игумену, епископу и всем братиям. Затем обет пребывать до смерти в монастыре и заниматься непрестанной молитвой. Что значит слово монах? По-гречески «монос» значит один, одинокий, тот, у кого никого нет в мире, кроме Господа, для кого все люди одинаково и чужие и родные. По-русски монаха называют еще иноком, что значит иной, человек, ведущий иную жизнь, которая отличается от жизни мирской. Он живет на земле, но душа его устремлена к Богу. Он находится среди людей, но в сердце своем беседует с Ангелами и святыми. По-грузински монах «бери», то есть старец, умудренный духовным опытом. На древнеперсидском языке «монах» означает: ищущий единения с Богом. Что главное в монашестве? Почему современные монахи так далеко отстоят от древних подвижников? Ведь и они искренне встали на этот путь! И они были готовы оставить все! Почему же теперь беспомощно бьются как рыбы об лед?! Почему души их не исполнены радости и благодати, как души древних подвижников?! Почему в них смятение, скорбь и тоска?! К этим монахам я отношу и себя... Братия и сестры, в этом виноват не только наш мир. Виноваты и мы! Потому что забыли, чтó есть самое главное в монашеской жизни. Однажды к преподобному Антонию Великому в пустыню пришли философы-стоики. Стоики учили презирать мир, мужественно переносить страдания, быть бесстрастными ко всему внешнему. И вот в беседе с преподобным Антонием они спросили: «Вы, монахи, живете целомудренно и даете обет чистоты мы тоже безбрачны; вы отреклись от мира и мы презираем его блага; наши плащи так же бедны, как и ваши монашеские рясы; вы говорите о посте и мы питаемся самой простой пищей. Чем же мы отличаемся от вас?» Антоний ответил: «Мы храним свой ум и сердце от всякой нечистоты, а вы нет. Мы уповаем на Бога, а вы на свои силы». Самое главное в монашестве – это хранить ум и сердце! Как хранить свой ум? Древние монахи одевали на голову куколь, он покрывал их лицо, они смотрели в землю, не видя более ничего. В Патерике повествуется о том, как игумен одного пустынного монастыря должен был по необходимости посетить архиерея в Александрии. Когда авва вернулся, монахи спрашивали его, что он видел по дороге. Тот отвечал: «Ничего, кроме земли, по которой ступал». А что ты видел в самой Александрии? «Я ничего не видел, только лишь был у епископа, и когда он отпустил меня, то вернулся к вам, больше ничего и никого не видел и не поднимал глаз от земли». Преподобная Синклитикия говорила: «Для монаха глаза это окна смерти, через них входят соблазны и искушения». Если он не смотрит за глазами своими, то сердце его это горько-соленое, вечно волнующееся море. Монах должен оберегать свой слух от всех мирских разговоров и новостей; если монах не бережет свой слух, то душа его превращается в губку, которая впитывает в себя всю грязь. Жизнь монаха это жизнь безмолвная. Монах должен заключить свои уста. Некоторые подвижники считали, сколько слов они сказали за день, и сожалели, что не смогли сказать меньше. Святитель Иоанн Златоуст пишет: «В безмолвии цветут белые лилии созерцаний и алые розы молитвы». Когда монах занимается мирскими беседами, то это подобно тому, как если бы ограда сада была разрушена, и в этот сад вошли животные, которые потоптали растения, обломали ветви деревьев, растоптали цветы, оставили после себя одну грязь. Так бывает с монахом после продолжительных разговоров. Поэтому, братия и сестры, если вам нужно что-либо спросить у монахов, знайте, что долгие беседы с ними разрушают их внутренний мир. Тот, кто долго говорит с монахами, или не понимает сути монашеской жизни, или лишен духовного благородства. Итак, настоящий монах должен быть для мира слепым, глухим и немым. Вот почему мы, несчастные современные монахи, не имеем в душе своей благодати Божией, а только лишь мрак и смятение! Мы принадлежим к этому миру, не будучи в силах внутренне оставить его. Апостол Павел говорит: Я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира (Гал. 6, 14). Святые отцы так толкуют эти слова: распят я для мира это значит: ушел от мира; а для меня мир распят это значит: я не оставил и воспоминания о нем в своем сердце. Итак, братия и сестры, главное делание монахов это хранение своего сердца и ума. Но здесь предлежит еще борьба с темными силами, со своими греховными воспоминаниями, со своими грезами. И святые отцы заповедовали не только монахам, но и каждому христианину заниматься Иисусовой молитвой. Господь сказал: Войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему... и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно (Мф. 6, 6). Отцы говорили, что эта таинственная комната, клеть наше сердце. Мы должны войти туда с Иисусовой молитвой. Первым даром благодати будет видение своих грехов. Затем человек увидит темную силу адского дракона, который колеблет помыслы его, и Имя Божие вступит в бой с демонами в сердце человека. Затем человек проходит как бы через ад, через тьму борьбы и духовного страдания. Но в этой тьме Господь дает ему лучи небесного света, и этот свет прекраснее всех красот видимого мира, и тот, кто увидел его, ощутил своим сердцем, за мгновение это готов отдать всю жизнь. Преподобный Антоний Великий говорил: «Если бы люди знали, как труден монашеский путь, то никто бы не пошел в монахи. Но если бы люди знали, какую радость испытывает истинный монах и какая награда будет ему в вечности, то никто бы не остался в миру, все бы устремились в монастыри и пустыни». Однажды преподобному Пахомию Великому было видение: он увидел уже покойного равноапостольного императора Константина Великого. Царь Константин сказал ему: «Пахомий, сколь блаженны вы, монахи! Если бы я знал это раньше, то пошел бы в монастырь». Тот возразил: «Равноапостольный царь, сколько добра ты сделал Церкви: прекратил гонения на христиан, воздвиг храмы и обители, ты помог сохранить в чистоте православную веру, защищая ее от еретиков». Царь Константин отвечал: «Пахомий! Если бы я знал, какая награда уготована истинным монахам, то оставил бы царство свое, снял бы царский венец и ушел в пустыню». Преподобный Сергий Радонежский игумен Российской земли! Почивают мощи его в Троицкой Лавре, однако духом своим он там, где призывают имя его, где молятся ему. Преподобный Иоанн Зедазнийский игумен Грузии. С высоты Зедазени, с этой вершины, как с высокого престола, он озирает всю Грузию (говорят, что с Зедазени видна большая часть Грузии), своими духовными очами видит весь народ ее. Преподобный Сергий лежит телом своим в гробнице, но к нему беспрерывно идет народ больше, чем если бы он сам обходил города, где живут эти люди, и призывал их к себе. Пусть же Преподобный Сергий Радонежский и святой Иоанн Зедазнийский дадут каждому из нас то, в чем мы нуждаемся, что необходимо для нашего спасения! Аминь.