petrpavelhram (petrpavelhram) wrote,
petrpavelhram
petrpavelhram

Category:

Преподобный Исаак Сирин и «новооткрытые тексты». Проблема авторства

Автор: иерей Сергий Чечаничев

Проблема авторства «новооткрытых тестов». «Новооткрытые тексты» были обнаружены в 1983 году доктором философии и богословия, профессором Оксфордского университета Себастианом Броком и представлены среди богословских трудов как 2-й том творения преподобного Исаака Сирина «Слова подвижнические». В 90-х годах прошлого века «тексты» были изданы на русском языке (Исаак Сирин (?), преподобный. О Божественных тайнах и о духовной жизни. Новооткрытые тексты). После издания этой книги некоторые современные богословы и публицисты подвергли сомнению принадлежность «новооткрытых текстов» авторству преподобного Исаака Сирина, и на страницах православных изданий «были высказаны сомнения в том, что новонайденные тексты принадлежат перу великого подвижника Православия» (Максимов Юрий. Святые отцы и «Оптимистическое богословие»). Известный ученый-патролог, доктор церковной истории и профессор Московской Духовной Академии А. И. Сидоров, рассматривая несоответствия, изложенные в так называемом 2-м томе, по отношению к 1-му, пишет: «Не исключено, что мы можем иметь дело и с фактом “подлога”, то есть фактом приписывания преподобному Исааку сочинений явно еретических» (Проблемы творчества преподобного Исаака Сирина). Публицист и богослов Юрий Максимов (ныне иерей Георгий), указывая на многие несовпадения мыслей автора «новооткрытых текстов» по отношению к суждениям преподобного Исаака Сирина, изложенным на страницах 1-го тома, отмечает: «Эти и другие несовпадения оказались замечены весьма многими людьми» («Вечны ли адские муки?»). Греческий протопресвитер Иоанн Фотопулос, касаясь идентичности авторов 1-го и 2-го томов, считает, что «изложенные нечестия творений псевдо-Исаака не имеют никакого отношения к авве Исааку, ни к вообще православному учению его» (Преподобный Исаак Сирин на прицеле экуменизма). Иеромонах Сергий на страницах одного из православных изданий говорит, что «автор подобных, доходящих до нелепости, высказываний, противоречащих учению святых отцов Вселенской Православной Церкви, никак не может быть преподобным Исааком Сириным». По одному из свидетельств, старцу Паисию Святогорцу, которого некий ученый богослов пытался убедить в том, что преподобный Исаак разделял несторианское еретическое учение, было видение: «Он увидел проходящий перед ним лик преподобных отцов. Один из преподобных остановился перед старцем и сказал ему: “Я Исаак Сирин. Я весьма и весьма православный. Действительно, в той области, где я был епископом, была распространена несторианская ересь, но я с ней боролся”» (Исаак, иеромонах. Житие Старца Паисия Святогорца. М.: Святая Гора, 2006). В Минее за январь старец Паисий своею рукой надписал следующие слова: «28-го дня того же месяца память преподобного отца нашего Ефрема Сирина и Исаака Великого Исихаста, с которым поступили очень несправедливо». Таким образом, можно заключить, что проблема авторства «новооткрытых текстов» существует и требует своего разрешения. Общие темы и доказательства. В «новооткрытых текстах» и в «Словах подвижнических» существует ряд тем и суждений, которые являются объединяющими для рассматриваемых произведений. Сходность этих тем достаточно подробно изложена в предисловии к изданию «новооткрытых текстов», которое используется для работы над данной статьей, а также в выпущенной тем же издательством книге «Духовный мир преподобного Исаака Сирина». В пользу принадлежности «новооткрытых текстов» перу преподобного Исаака Сирина издатели приводят ряд следующих доказательств: Беседы из «новооткрытых текстов» содержатся «в девяти известных сегодня науке рукописях»; сирийская рукописная традиция этой книги мыслится как продолжение «Слов подвижнических» преподобного Исаака Сирина; греческий перевод сочинений преподобного Исаака содержит менее половины его творений, а следовательно, другая половина «должна составлять 2-й том»; две Беседы из 2-го тома идентичны двум Словам из «Слов подвижнических»; в Беседах 2-го тома «есть несколько ссылок на Слова из 1-го тома»; в обоих произведениях используются одна и та же аскетическая терминология, одинаковые идиомы и своеобразный сходный строй; значительно совпадает тематика обоих произведений; в обоих произведениях содержаться ссылки на таких авторов, как Евагрий Понтийский, Феодор Мопсуестийский и Диодор Тарсийский; «стилистика, грамматика и синтаксис обоих томов… свидетельствуют о том, что они написаны одним автором»; «между 1-м и 2-м томом нет никаких принципиальных богословских противоречий». В той или иной мере идентичные мысли и суждения на страницах рассматриваемых произведений высказываются в темах о Божественной любви, об опьянении Божественной любовью, о любви человека к Богу, о любви к ближним, о безмолвии, о покаянии, о смирении, о слезах и покаянном плаче, о вере и знании (ведении), о Боговоплощении и Божественном откровении, о Богооставленности, о (чистой) молитве и пр. Очевидно, что на основании вышеизложенных аргументов можно высказать предположение о том, что автором «Слов подвижнических» и «новооткрытых текстов» является одно и то же лицо. Чтобы подтвердить или опровергнуть это предположение, рассмотрим далее те несоответствия, которые проявляются при сравнении этих двух творений. Особенно это касается соотношения суждений, изложенных в этих трудах, с суждениями святых отцов Церкви. «Слова подвижнические» и аскетическое богословие. Богословские темы, указанные в предыдущей главе, не являются уникальными только для рассматриваемых творений, но так или иначе присутствуют на страницах многих трудов, относящихся к золотому веку святоотеческой письменности (IVVII вв.). «Слова подвижнические» преподобного Исаака построены на основе патристического синтеза, то есть взаимосвязи, изложенных в них суждений с мнениями и ссылками на опыт авторитетных отцов Церкви: святителя Афанасия Великого, преподобного Антония Великого, преподобного Макария Египетского, святителя Василия Великого, святителя Иоанна Златоуста, святителя Григория Богослова, преподобного Ефрема Сирина, преподобного Марка Подвижника, святого Симеона Чудотворца, Дионисия Ареопагита, святого Арсения Великого, святителя Кирилла Александрийского и др. Всего на страницах «Слов подвижнических» преподобного Исаака Сирина встречаются более 50 ссылок на мнения более 20 авторитетных отцов Церкви. Сопоставляя высказывания преподобного Исаака с мнениями святых отцов Церкви, можно сделать вывод, что он не только глубоко понимал суть их высказываний, но всегда к месту цитировал эти суждения для подтверждения своих слов о предметах духовной жизни. Причем во многих случаях образы «Слов…» преподобного Исаака представляются более яркими, проникновенными и доступными для понимания святоотеческой аскетической мысли. Недаром о преподобном Исааке говорили, что он учит не человеческим языком, а ангельским и что он как орел парит над всеми другими святыми отцами. Святоотеческое богословие в «новооткрытых текстах». В «новооткрытых текстах» имя преподобного Макария Великого встречается всего один раз в прямом упоминании его имени, когда говорится только о количестве совершаемых им кратких молитв с поклонами, и один раз в косвенном, где уже сами издатели предлагают сравнить со словами преподобного Макария высказывание автора, когда тот говорит о безмолвии. Трижды автор упоминает имя преподобного Марка Подвижника, цитируя его высказывания. Единожды в «новооткрытых текстах» упоминается имя святителя Василия Великого и имя святителя Григория Богослова в связи с письмом первого ко второму. В 35-й Беседе автор приводит слова Аммуна Нитрийского о «Божественной сладости». Никаких других прямых ссылок на творения, фразы или примеры из жизни святых отцов Церкви на 336 страницах «новооткрытых текстов» не имеется. Еретическое богословие. Автор «новооткрытых текстов» приводит много ссылок на богословие, которое не может именоваться святоотеческим, поскольку авторами цитируемых им высказываний являются предвестник несторианской ереси Диодор Тарсийский, а также авва Евагрий Понтийский и Феодор Мопсуестийский, осужденные за еретические убеждения отцами Церкви на V Вселенском Соборе. Автор называет епископа Диодора «святым», «мудрейшим», «чудным среди учителей», «блаженным» и «великим учителем Церкви». Самым авторитетным учителем Церкви для автора является Феодор Мопсуестийский, которого он называет «блаженным толкователем». Автор приводит в своем труде восемь ссылок на мнения Феодора. Большинство из них употребляются в подтверждение высказываний автора на тему о всеобщем спасении. Подчеркивая для себя авторитетность Феодора Мопсуестийского, автор пишет о нем следующее: «Как одного из апостолов мы принимаем его, и всякий, кто противостоит словам его, кто вносит споры по поводу его толкований или сомневается относительно его произведений, такого считаем мы чуждым церковной общине и прегрешающим против истины. Наиболее упоминаемым в «новооткрытых текстах» богословом является авва Евагрий Понтийский. На него имеются шесть прямых и шесть косвенных ссылок издателей. Эти ссылки позволяют сделать заключение, что для автора «новооткрытых текстов» авва Евагрий являлся одним из авторитетнейших, «изобилующим духовными откровениями» церковных богословов. Отметим, что авва Евагрий принадлежал к довольно мощной в то время философско-богословской оригенистической традиции. На V Вселенском Соборе Ориген и его учение были осуждены. Подвергся осуждению и авва Евагрий со всеми оригенистами. Приведенные выше факты позволяют сделать вывод, что для автора «новооткрытых текстов» авторитетами в аскетическом богословии являются не святые отцы Церкви, но соборно осужденные Церковью еретики. Различные несоответствия. 1. Христология. Несторианская ересь возникла в недрах антиохийской школы, а ее предвестником в конце IV века стал епископ Диодор Тарсийский. Он учил, что от Пречистой Девы родился человек, а не Бог, поскольку, по его мнению, смертное рождает смертное по естеству, и поэтому в его понимании Христос был простым человеком, в котором обитал Бог. Впоследствии это учение развили и распространяли епископ Феодор Мопсуестийский и архиепископ Константинопольский Несторий. Эта ересь получила название «несторианской» и была осуждена на III Вселенском Соборе в Ефесе в 431 году. На V Вселенском Соборе в Константинополе были также осуждены сочинения Феодора Мопсуестийского. Заметим, что на страницах «Слов подвижнических» преподобного Исаака Сирина (из современных изданий рекомендуем издание Сретенского монастыря см. обложку на картинке слева) следов этого учения не обнаруживается. Преподобный Исаак высказывал совершенно противоположные суждения и призывал «обрести душе своей вечную жизнь во Христе Исусе, Господе нашем, Который, как Бог и Человек, соделался Ходатаем Бога и человеков». В «новооткрытых текстах» приверженность автора к этому учению наблюдается на протяжении всего труда. Например: «Того Человека, Которого от нас взяло Божество в жилище Себе… ставшего полностью храмом Его»; «Когда мы смотрим на Крест… или поклоняемся его изображению, которое есть образ того Человека, что был распят на нем…»; «Все это, как мы веруем, принадлежит тому Человеку, чей Крест благоговейно почитается нами… Мы… называем Человечество Господа нашего, Который поистине есть Человек, Богом, Создателем и Господом…» Таким образом, можно заключить, что автор «новооткрытых текстов» являлся последователем Нестория и Феодора Мопсуестийского и в полной мере разделял еретическое несторианское учение, осужденное отцами Церкви на III и V Вселенских Соборах. 2. Неоплатонизм и сотериология. Живший в III веке христианский теолог, философ и ученый Ориген считал, что человек, стремящийся к добродетели, якобы имеет власть отделить душу от тела. В этом смысле он являлся продолжателем идей древнегреческого философа Платона, который полагал, что тело есть темница, куда заключена страдающая душа, и учил о том, что задача человека состоит в том, чтобы освободить душу из этой темницы. Позднее в аскетическом богословии это учение развивал авва Евагрий Понтийский, которого в полной мере можно считать наследником оригеновских идей. В «новооткрытых текстах» можно увидеть примеры, которые указывают на то, что автор разделял это заблуждение Оригена. Приведем некоторые из них: «Необходимо всячески презирать тело…»; «выведи душу мою из темницы неведения, чтобы мне славить имя Твое. Вдохни в члены мои дуновение новой жизни, посети тленность мою, что во гробе, и выведи меня из места тьмы»; «Прообразовательная свобода души, предызображенная в том свободном образе бытия, который ожидает нас в будущем веке, это когда душа, не будучи связана ничем телесным, ни в одном из своих проявлений не подвержена страху по отношению к чему-либо в этом мире…» Необходимо отметить принципиальное различие взглядов Евагрия и его последователей, каковым, несомненно, является автор «новооткрытых текстов», от тех взглядов, которые исповедовали святые отцы Церкви и в частности преподобный Макарий Египетский. Это различие основывается на различном понимании человеческой сущности. Преподобный Макарий видит сущность человека как целостность, а тело не как темницу, но как храм для души, для Духа Святаго, как о том и говорит апостол Павел: Тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа, Которого имеете вы от Бога (1 Кор. 6, 19). По учению преподобного Макария, при земной жизни душа не имеет цели отделения от тела, и все ее составляющие: воля, ум, чувства при добродетельной жизни вовлекаются в процесс обожения и в единстве с телом составляют обоженную личность. Если авва Евагрий мыслит о христианской духовности как о дематериализации, то преподобный Макарий воспринимает человека как предназначенную к обожению (через единство души и тела) целостную психосоматическую личность. Но сам процесс обожения вовсе не односторонний. Это так называемая синергия (соработничество) Бога и человека. Преподобный Макарий указывает: «Каждому из нас необходимо теперь подвизаться и трудиться и стараться в течение сего краткого времени и чистой верой, и исполнением заповедей здесь стяжать оное небесное сокровище». Подобные же мысли и рассуждения мы видим у преподобного Исаака Сирина: «В горячке, в болезнях и подобном тому душа страждет и совоздыхает с телом. Ибо душа соболезнует телу по общению с ним, как и тело соболезнует душе; душа веселится при веселии тела, приемлет в себя и скорби его». В этом вопросе усматривается принципиальная разница богословских воззрений на учение о спасении у преподобного Исаака Сирина и автора «новооткрытых тестов». Отношение преподобного Исаака к Оригену в «Словах подвижнических» выражено следующим образом: «Это относится и ко многим еретикам, то есть близко сие к Оригену… к прочим начальникам зловредных ересей, начавшихся со времен апостольских и до ныне по местам обретающихся». 3. Эсхатология. Также Ориген считал, что для Всемогущего и Благого Бога не может существовать неисцелимых грехов и болезней, как это бывает у тварных существ. Он отрицал вечность мучений и выдвигал идею апокатастасиса, то есть полного и всеобщего восстановления мира в первобытной чистоте и совершенстве, после чего произойдет очищение и раскаяние всех, и в том числе диавола. В Беседах 3941 «новооткрытых текстов» автор размышляет о созерцании на тему геенны и о некоторых вопросах, касающихся созерцания Божественных тайн. Там же он высказывается на тему эсхатологии, то есть учения о конце света, о конечных судьбах мира и человечества, о Страшном Суде и о посмертной участи сотворенных Богом созданий. Автор делает вывод, что в посмертной участи грешники не останутся в своих грехах, а демоны не останутся в своем демоническом состоянии, но Господь намеревается «привести их к состоянию, в котором святые Ангелы находятся сейчас, к совершенству любви и бесстрастного сознания». Затем он пишет, что «может быть, они будут возвышены даже до большего совершенства, чем то, в котором Ангелы существуют сейчас; ибо все они в единой любви, едином сознании, единой воле, едином совершенстве знания будут существовать». Таким образом, суждения автора «новооткрытых текстов» касательно эсхатологии во многом созвучны учению Оригена об апокатастасисе. Это осужденное Вселенскими Соборами учение полностью противоречит Священному Писанию (ср.: Дан. 12, 2; Мф. 25, 41; 25, 46; 18, 8; Ин. 5, 29; Откр. 20, 10) и тем суждениям, которые высказывает в своих «Словах…» преподобный Исаак Сирин: «Говорю же, что мучимые в геенне поражаются бичом любви! И как горько и жестоко это мучение любви! Ибо ощутившие, что прегрешили они против любви, терпят мучение, вящее всякого приводящего в страх мучения»; «Не уразумел ли ты из сего, что состояние, противоположное горней степени, и есть та мучительная геенна?» 4. О дарованиях. В «Словах подвижнических» преподобный Исаак Сирин пишет о том, что не следует просить у Бога каких-либо высоких духовных дарований, ибо, если сердце человека пребывает чистым и не оскверненным, тогда то, что назначено от Господа, приходит само собою. Он указывает: «Чего же ищем с соблюдением, разумею Божии высокие дарования, то отвергнуто Церковью Божиею; и приемшие это стяжали себе гордость и падение. И это не признак того, что человек любит Бога, но недуг души». В «новооткрытых текстах» автор множество раз обращается к Богу о получении высоких дарований. Приведем некоторые примеры: «Удостой меня, Господи, встретить то видение, над которым не властно тление…»; «Удостой меня, Господи, постичь ту надежду, для которой с самого начала, по воле Твоей, создал Ты меня…»; «Боже, удостой меня уразуметь тайну любви Твоей…»; «Возбуди во мне видение тайн Твоих…»; «Удостой меня, Господи, вкусить этой великой сокрытой и сокровенной тайны, которую мир еще недостоин познать». Преподобный Исаак касательно таковых прошений имеет совершенно противоположное мнение: «Кто без нужды осмеливается на сие или молит Бога и желает, чтобы в руках его были чудеса и силы, тот искушается в уме своем ругателем демоном и оказывается хвастливым и немощным в своей совести… истинные праведники не только не вожделевают сего, но и отказываются, когда дается им то; и не только пред очами людей, но и втайне сами для себя не желают сего». Таким образом, если преподобный Исаак призывает не просить у Бога духовных дарований и считает эти действия недугом души, способствующим падению, то автор «новооткрытых текстов», как видится из представленных примеров, поступает совершенно противоположно и всей своей сущностью стремится к получению высоких духовных даров. 5. Об учительстве. В «новооткрытых текстах» автор выступает как духовный наставник и учитель. Но при этом заметно, что он излагает поучения с некоторой высоты своего личного опыта и своего положения (избранности), считая себя наделенным Божественной благодатью и знанием Божественных тайн: «Два истинных признака даю я тебе, брат мой; и в то время, когда удостоит тебя Бог внутреннего озарения, по ним ощутишь ты свет души своей»; «мы не должны стремиться к этому сразу, ибо не многие обретают это, а лишь избранные»; «Знаю я, что негодуешь ты на меня за то, что оставил я последовательное <рассуждение> на тему сладости подвижничества, радости и разнообразия дарований и что подвел тебя к рассуждениям о полезных лекарствах, которые оказываются спасительными во время опасности»; «Если кто желает услышать в точности, пусть прочитает выше длинное Слово, написанное нами о духовной молитве; оттуда научится он ясно всей сути этого учения о жизни в молитве и о видах чистоты и нечистоты ее». У преподобного Исаака Сирина принципиально другой подход в изложении поучений, и такие степени превозношения не только отсутствуют на страницах его труда, но недопустима даже мысль о том, чтобы подвижник, удостоившийся каких-либо духовных даров от Бога, вдруг сказал бы об этом вслух. Преподобный Исаак пишет: «Во всякое время думай о себе, что ничего не знаешь… Во всяком деле почитай себя скудным для того, чтобы учить, и во всю жизнь свою будешь оказываться мудрым… Если же станешь говорить кому что-либо полезное, то говори в виде учащегося, а не со властию и бесстыдством и наперед сам себя осуди и покажи, что ты ниже его, чтобы слушающим показать чин смирения и побудить их выслушать речь твою и приступить к деланию, и будешь почтен в глазах их». Таким образом, следует заключить, что подходы к учительству авторов рассматриваемых трудов противоположны. 6. О детском мышлении. С уничижительными интонациями на страницах «новооткрытых текстов» говорится о «детскости»: «Что же такое закон детей, который в свободе воспитывает человека и дает ему свет, и что такое закон слуг, который по-младенчески ведет человека и не позволяет ему двигаться вперед, это мы намереваемся указать в своем месте»; «Мышление детское и болезненное в своих проявлениях есть то, которое имеет слабые представления о божественных предметах…»; «Ибо это детский образ мыслей когда вникают в последовательность слов и бывают озабочены ею вместо того, чтобы ставить целью для своего разума смысл слов и исходя из него изыскивать молитвы»; «Ибо много тех, кому были даны эти состояния, но которые <весьма> по-детски воспринимали Бога». Эти фразы можно рассматривать как явное противоречие словам Спасителя: Если не обратитесь и не будете, как дети, не войдете в Царство Небесное (Мф. 18, 3). У преподобного Исаака Сирина также есть рассуждения на эту тему. Он пишет, например, что следует вести себя во время службы «без всякой детской и смущенной мысли», или о том, что «трудно что-либо высокое преподать еще новоначальному и младенцу возрастом». Но если его мнение выглядит как проявление сострадания к немощам слабых и стремление поддержать этих немощных или новоначальных, то слова автора «новооткрытых текстов» читаются как уничижения немощных братьев по вере. Как к «детскости», к «младенчеству» относился преподобный Исаак, можно увидеть на следующем приведенном им примере: «Некто из отцов пришел в таковую простоту и почти в младенческую невинность, почему совершенно забывал всё здешнее… для мiра был он младенец, для Бога же совершенен душою». Таким образом, «младенчество» и «детскость» для автора «новооткрытых тестов» это то, что мешает двигаться вперед, то, что дает слабое представление о божественных предметах. А для преподобного Исаака младенчество это признак духовного совершенства. 7. О Божией любви и Божией суровости. При детальном рассмотрении суждений «новооткрытых текстов» можно увидеть значительные противоречия не только по отношению к «Словам…» преподобного Исаака и к Священному Писанию, но и по отношению к собственным заключениям. Например, в размышлениях о Божией любви и Божией суровости автор «новооткрытых текстов» пишет: «Не сознаешь ли ты, о черствый человек, к Кому приближаешься ты, чтобы принести жертву служения твоего? Ибо еще не испытал ты на себе суровости Господа, когда изменяет Он добрую десницу Свою на шуйцу, требуя расплаты от оскорбивших Его». А чуть ниже высказывает совершенно противоположное мнение: «Не будем приписывать делам Божиим и действиям по отношению к нам намерение отомстить. Напротив, будем говорить об отцовском промышлении, о мудром домостроительстве, о совершенной воле, направленной к нашему благу, о совершенной любви. Где любовь, там нет возмездия; а где возмездие, там нет любви». К слову сказать, возмездие-то есть, ибо сказал Господь: Мне отмщение и Аз воздам (Втор. 32, 35). Преподобный Исаак Сирин в своих рассуждениях и в своем понимании милосердия Божия более последователен и логичен: «Что горсть песку, брошенная в великое море, то же грехопадения всякой плоти в сравнении с Божиим Промыслом и Божией милостию… милосердие Создателя не препобеждается пороками тварей». Эта фразу вообще можно считать лейтмотивом «Слов подвижнических». А вот рассуждений о Божией суровости для устрашения братьев по вере у него вовсе нет. Она как бы растворена в Божием милосердии. И страх перед Богом у преподобного Исаака это страх сына, который боится огорчить безмерно любящего его Отца. 8. Терминология и интонация. Терминология автора «новооткрытых текстов» (имеются в виду «ноовооткрытые тексты», изданные в переводе на русский язык), при некоторой общности, имеет заметные отличия от терминологии «Слов…» преподобного Исаака Сирина. Автором «новооткрытых текстов» употребляются в уничижительном смысле с иронической или саркастической интонациями термины «невежды», «умники», «неучи», «простецы», «глупцы». Такие термины глубоко чужды самому духу «Слов подвижнических» и совершенно не присущи повествовательному языку и лексике преподобного Исаака Сирина. Но при этом весьма наглядно показывают высокомерие автора «новооткрытых тестов». Преподобный Исаак Сирин о таковых суждениях высказывает следующее мнение: «По-видимому, человек, обнаруживаешь ты ревность свою против чужих недугов, а в действительности свою душу лишил здравия… и другим не помогаешь, и самого себя ввергаешь в тяжкую, мучительную болезнь». Необходимо сказать о самомнении автора «новооткрытых текстов». Он говорит о себе: «Но не настолько я глуп, чтобы кормить тебя одним медом…»; «Таинства веры, которые сохранил я в себе неповрежденными, да сохранят для меня что-либо достославное… и пусть они там восполнят недостаток подвижничества моего». Такие высказывания совершенно не соответствуют терминологии и интонациям «Слов…» преподобного Исаака Сирина, где можно увидеть совершенно противоположные заключения: «Унижай себя ради Бога, и не узнаешь, как умножится слава твоя»; «Ходи пред Богом в простоте, а не в знании»; «В немощи и простоте молись». О «самомнении» преподобный Исаак Сирин говорит следующее: «За простотою следует вера, а за утонченностью и извращением помыслов самомнение, за самомнением же удаление от Бога». Следует также привести примеры некоторых идиом из «новооткрытых текстов», которые не соответствуют терминологии, языку и стилю изложения «Слов…» преподобного Исаака: «Когда тело возбуждается и выходит из-под контроля»; «Я имею в виду то чтение, которое не говорит сбивчиво, перескакивая с одной темы на другую и время от времени вводя предметы, вредящие и мешающие твоему духовному сверхмирному размышлению»; «Хочу я теперь набросать для тебя также несколько слов молитвы…»; «когда тело соединено с ними без внешнего противостояния им, не примешивая к ним напряженные возбуждения и импульсы, которые с трудом контролируемы» и т. п. И таких своеобразных выражений в «новооткрытых тестах» можно увидеть немало. Из приведенных выше примеров можно сделать вывод о том, что методология, терминология, язык, интонации и стилистика литературного изложения, употребляемые в «новооткрытых текстах» и в «Словах…» преподобного Исаака Сирина имеют заметные и существенные различия. 9. Образность изложения. «Слова подвижнические» преподобного Исаака Сирина существенно выделяются среди прочих богословских трудов наличием как метафор, то есть перенесением свойств одного предмета на другой по принципу их сходства или по контрасту, так и афоризмов, которые являют собой оригинальную законченную мысль, лаконично изложенную в запоминающейся форме и с постоянством воспроизводимую впоследствии другими людьми. По образности и частоте употребления метафор и афоризмов «новооткрытые тексты» не выдерживают никакого сравнения со «Словами подвижническими», которые с первой строки начинаются афоризмом: «Страх Божий есть начало добродетели». В подтверждение данного заключения приведем несколько изречений преподобного Исаака: «Дела телесные без печали ума то же, что и тело неодушевленное»; «Молитва злопамятного сеяние на камне. Немилостивый подвижник бесплодное дерево. Обличение из зависти ядоносная стрела. Похвала коварного скрытая сеть. Глупый советник слепой страж. Пребывание с малосмысленными сокрушение сердцу. Беседа с благоразумными сладкий источник. Мудрый советник стена упования. Лучше будь другом убийце, нежели любителю споров. Живи лучше с прокаженными, нежели с гордыми»; «Взыщи смысла, а не золота; облекайся в смирение, а не в виссон; приобретай мир, а не царство». Такие афоризмы с содержащимися в них метафорами являются одной из исключительных особенностей «Слов подвижнических» и встречаются во множестве во всех главах и почти на каждой странице «Слов…» В «новооткрытых текстах» такие афоризмы и метафоры совершенно отсутствуют. Выводы. 1. В отличие от преподобного Исаака Сирина, автор «новооткрытых текстов» является последователем еретического несторианского учения, осужденного отцами Церкви на III и V Вселенских Соборах. 2. Учение об апокатастасисе, изложенное автором как наследником идей Оригена в «новооткрытых текстах», не имеет аналогичных утверждений на страницах «Слов подвижнических» преподобного Исаака Сирина и полностью противоречит высказываниям как самого преподобного Исаака, изложенным им в «Словах…», так и словам Священного Писания. 3. Существует принципиальная разница богословских воззрений на учение о спасении (сотериологию) преподобного Исаака и автора «новооткрытых тестов». 4. На страницах «Слов…» преподобного Исаака Сирина встречаются более 50 ссылок на мнения примерно 20 авторитетных отцов Церкви. Никаких ссылок на соборно осужденных еретиков в «Словах подвижнических» нет. В «новооткрытых текстах» в основном приводятся ссылки на мнения еретиков, осужденных Вселенскими Соборами. 5. Методология, терминология, язык, лексика, интонации и стилистика литературного изложения, употребляемые в «новооткрытых текстах» и в «Словах…» преподобного Исаака Сирина, наряду с некоторыми общими аналогиями, имеют также многие существенные различия. 6. Образность изложения «Слов подвижнических» является исключительной особенностью этого труда. В «новооткрытых текстах» такая образность если не полностью отсутствует, то не выдерживает по отношению к «Словам…» никакого сравнения. 7. На страницах обоих трудов встречаются существенные несоответствия суждений авторов по различным вопросам аскетического богословия. Таким образом, в результате сравнительного анализа исследуемых произведений следует признать, что «новооткрытые тексты» и «Слова подвижнические» преподобного Исаака Сирина имеют принципиальные и существенные отличия как в богословских мнениях, так и в методах их изложения. Совпадения тематики, а также отдельных глав указанных трудов можно объяснить только тем, что автор «новооткрытых текстов» вплетал мысли и некоторые суждения преподобного Исаака Сирина в текст своего явно более позднего произведения. Ключевой темой мировоззрения и учения преподобного Исаака Сирина является тема сочетания отвержения падшего мира с бесконечной любовью и состраданием ко всей страждущей твари. Ключевую тему «новооткрытых текстов» невозможно сформулировать аналогичным образом, ибо суждения автора противоречивы, разрозненны, поверхностны и лишены чувства меры. Значительную часть этих суждений можно охарактеризовать как самонадеянный псевдоаскетизм (в котором присутствуют элементы православного вероучения, в том числе фразы, суждения и тексты преподобного Исаака Сирина), основанный на еретических, противоречащих учению святых отцов Церкви воззрениях. Изложенные выше аргументы приводят к заключению, что преподобный Исаак Сирин не является автором «новооткрытых текстов», по крайней мере для той их части, которая была представлена в русском переводе.
Tags: Новости и история Церкви, святые
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author