?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: священник Стефан Домусчи
Как мы относимся к Богу? Любим ли мы Его? Или скорее боимся? Или любим и боимся одновременно? Может быть, мы и хотели бы любить, но Бог настолько больше нас, что хочешь не хочешь — страх все равно присутствует? Но если страх так или иначе есть, влияет ли он на то, как именно мы живем? Стараемся ли мы быть лучше, хотя бы на всякий случай или мы стремимся к добродетели потому что Он нас об этом попросил? Стоит только задуматься о вере, и вопросы будут сыпаться как из рога изобилия. Вопросы интересные, заставляющие тебя думать, делающие твою религиозную жизнь более осмысленной, но в то же время и более сложной, потому что есть вопросы, которые если их поставить, будут требовать перемены жизни и сознания и положить их на место, сделав вид, что ты ни о чем таком и не думал, уже не получится. По крайней мере, совесть постоянно будет напоминать тебе о твоих выводах. Один из таких вопросов — вопрос о воскресении мертвых и последнем суде, который и ставит в сегодняшнем чтении Христос. Завтрашний день, воскресенье, в церковном календаре называется неделей о страшном суде. У этого названия, конечно, есть своя история, но начинается она явно не с сегодняшнего текста. Конечно, любая идея связанная с предстоящей проверкой, тем более если с ней связано окончательное решение твоей участи, будет пугающей… Но все же в сегодняшнем тексте, говорится нечто такое, что вселяет не столько страх, сколько надежду. Во-первых критерии суда довольно прозрачны и не сводятся к отдельным поступкам. Дело скорее не в поступках, а в состоянии: тот, кто по-настоящему поверил в Бога, изменился настолько, что перешел от смерти в жизнь. В каком смысле? Разве он не жил до этого? Жил, конечно, но имеется ввиду не факт жизни, а нечто более глубокое.
Дело в том, что на языке Ветхого Завета жизнью мог называться путь добродетели, путь соблюдения заповедей, в то время как путь греха назывался смертью. В каком же смысле верующий в Бога и слушающий слова Христа не приходит в на суд? Вполне возможно это значит, что он через путь добродетели уже сделал свою жизнь созвучной воле Божьей и для него второе пришествие Христа не станет чем-то принципиально новым, ведь Он будет знаком с ним в сердце своем. Во-вторых, по мысли многих авторов, последний суд не будет судом в формальном смысле слова, не будет содержать буквального судопроизводства, но будет встречей воскресших с Творцом, которая для одних окажется радостной, а для других печальной. Печальной, несмотря на то, что судьей нашим окажется не строгий законодатель, но тот, кто во всем уподобился нам, корме греха, чтобы быть верным и милостивым, чтобы будучи искушенным, суметь помочь и нам искушаемым постоянно. Это значит, что осужденные не просто чего-то не узнали и не услышали, но сделали сознательный выбор, прошли мимо добродетели, отказались от Того, Кто стремился к тому чтобы спасти их, и сделал для этого все возможное, ведь не искал воли своей, но воли пославшего Его Отца, который хочет, чтобы все люди спаслись и пришли к познанию истины.