?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Философия Рождества



Автор: священник Андрей Ткачёв

Братья и сестры, здравствуйте. Давайте поговорим о Рождестве. Не о печеном гусе и рингтонах, не о елках. И не о снеге, который есть или нет. Бывает всякое. Давайте поговорим о смысле праздника, о том, что празднуем, братья. И главный смысл ― Богоявление, воплощение Сына Божиего. Бог стал человеком. Но для того, чтобы вы легче ухо приклонили к высоким словам, немножко задумались над ними, я предлагаю вам в собеседники Сёрена Кьеркегора ― североевропейского философа. Его очень занимал Авраам, о котором написал серию книг, как о рыцаре веры. И у него есть книжка «Философские крохи». Где он рассуждает о Господе, ставшем человеком. О Христе, родившемся от Девы. И он пишет, что возжелал Господь с нами соединиться. Представим себе, что некий царь полюбил простолюдинку. Пастушку или хохотушку, или еще кого-нибудь. И пожелал он ей предложить руку и сердце. Аще он явился бы ей во всем своем блеске и великолепии, с челядью и свитой, с мечом на бедре, с перстнями и печатью царской, разными другими вещами, то там было бы два варианта. Либо она бы перепугалась и онемела от ужаса: что мне, зачем, за что, как я… И стыдно ей было бы за свой внешний вид и грязные босые ноги. Или бы она, как пройдоха, пошла бы за него, и начала бы вытворять невместимое. Из желания добиться фактически единения с человеком знатным.

Вспомните «Золушку». Две старшие сестрицы у мачехи Золушки и у второй жены бедного дровосека ― они вот именно такие пройдохи, которые что хочешь сделают, лишь бы за принца выйти замуж и стать царицей. Для того, чтобы так не было, чтобы не пугать эту бедную красавицу и самые гнусные части души в движение не приводить, чтобы не рождать в ней корыстолюбие всякое, Господь смиряется. Царь одевается в одежду нищего и галантным обхождением, умным разговором, любезными повадками, хорошим поведением завоевывает сердце этой симпатичной простушки с грязными и босыми ногами для того, чтобы потом явиться ей во всей своей славе и красоте, потом обрадовать ее нежданностью подарка. Она и так-то его полюбила. Был бы ты какой-то козопас или гончар, я бы и так тебя любила, потому что хороший ты. И добрый ты. Возжелал жить со мною ― и вот тебе моя рука, вот тебе мое сердце. Ваня, я ваша навеки. Но потом, когда он явится перед ней во всей своей красе, это будет красиво и чудесно. Это и будет, между прочим, тайна Царства Божиего, когда смиренный Иисус придет во славе своей. Не как ягненок уже, а как лев, от колена Иудина. Не как слабый, которого схватили и распяли, который дал над собой это сделать, а как сильный, который топчет точило гнева и ярости, и у которого ризы забрызганы кровью виноградных ягод. То есть, он топтал точило ярости, и страшно смотреть на него, потому что он грозен в гневе своем. Вот Он явится потом к нам, и мы увидим того, кого мы любим. Мы уже любим младенца Иисуса, мы любим отрока Иисуса, мы любим юношу Господа, трудящегося под началом Иосифа. Мы любим мужа, Христа-спасителя, в возрасте мужа, пришедшего креститься на Иордан, и потом совершившего много великого преславного и на крест пошедшего. Мы любим Его. Мы о Нем думаем, мы говорим о Нем, мы читаем Его слова, мы причащаемся Его святых тайн. Мы обращаем к Нему свои молитвы, мы ждем Его второе пришествие. Мы должны перешифровать для себя еще раз, вновь прокрутить пленку обратно. То есть, в кого мы верим. Почему смиренный Господь? Потому что не хочет пугать нас ― «прекрасных простолюдинок». То есть, замурзанных и замузыганных с босыми и грязными ногами. Это ― неплодящая церковь. Множество народов, составляющих одну коллективную девушку, которая является невестой небесного жениха. Которую он не пугает красотой своего наряда и великой славой своей. Он приходит как бедняк к ней, чтобы она полюбила его, все остальное приложится. Полюби его. Все остальное приложится. Ты полюбила не кого-нибудь, а царя в облике простого человека. Кстати говоря, некоторые правители Востока, руководствуемые той же интуицией, ходили в народ, одеваясь в одежду простолюдинов, послушать, что про них говорят. Так поступал Гарун Аль-Рашид - легендарный халиф Востока. Так поступали другие цари и короли, которые одевались в одежду простого человека, заходили в таверны и слушали, что про царя говорят. Они даже сами подзадоривали разговор: «А наш царь там то и то…» ― Молчи, царь хороший. И они, довольные, уходили во дворец. Они хотели послушать, что про них думают. Так Господь наш оделся в смирение. Он стал человеком, стал младенцем. Он стал беспомощным. И жил между нами. Для того, чтобы совсем быть как мы. Мы это и празднуем. А все остальные гуси в яблоках, шарики на елках – это красивые добавки к смыслу. Отсутствие смысла уничтожает цель добавок. А вот наличие смысла делает прекрасным и шарики, и снег, и вкусный стол, и запах мандаринов. Поэтому я поздравляю вас с Рождеством, и желаю вам, чтобы веровали всем сердцем в Сына Божиего, ставшего человеком. Это и есть корень Рождества. До свидания.