?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Авторы: Святитель Феофан Затворник; Блаженный Феодорит Кирский; Блаженный Феофилакт Болгарский; Архиепископ Аверкий Таушев

Первую часть послания, догматическая, о превосходстве новозаветного домостроительства спасения пред ветхозаветным. То и другое домостроительство от Бога. Но в учреждении их посредствовали лица неодинакового достоинства; и дело, или значение и сила того и другого, тоже неодинакового веса. В том и другом отношении христианство безмерно выше иудейства, – выше и по Ходатаю своему, и по делу своему, или своей силе. С первых слов выставляет догматические о Христе Спасителе положения, которые потом служат ему основанием для показания превосходства христианства пред иудейством в показанных двух отношениях. Многочáстнѣ и многообрáзнѣ, дрéвле Бóгъ глагóлавъ отцéмъ прорóки, въ послѣ́докъ днíй си́хъ глагóла нáмъ Сы́номъ. Поелику дело идет о вере, истинной же вере может научить только Бог чрез Божественное Свое откровение, то с этого и начинает свою речь Апостол. И древле вере учил Бог, и ныне Он же научает ей. Но тогда учил Он чрез пророков, а теперь учит чрез Сына Своего. Этим с первого же слова внушалось иудеям: внемлите убо! А нам что внушают слова сии? Не ждите более откровения, оно завершено. И послать уже некого. Сын, как и в притче о делателях винограда, последний посланник (см.: Мф. 21: 37). Глагóлавъ глагóла. И снова говорит Тот же Бог, Который говорил прежде. Следовательно, новое слово Божие согласно с древним, и древнее с новым. Хотя древние внешние учреждения прошли, но слово истины, сокрытое в них, непреложно. Оно служит сильнейшим удостоверением и в истине нового слова; а новое слово руководит к полнейшему уразумению слова древнего. Входящий с светильником нового слова в древнее все таинственное, там сокрытое, уразумевает ясно. А кто надлежащим образом уразумеет значение всего ветхозаветного, для того новозаветное получает неотложную необходимость, и именно в том виде, как оно есть. Многочáстнѣ и многообрáзнѣ указывают на то, как Бог сообщал Свою волю людям, не раз, не однажды, а много раз говорил, как только требовала нужда, так и являлись мужи от лица Божия. Бог, открывавший волю Свою об угождении Ему, сообразовался с религиозным, нравственным и умственным состоянием людей, живших в те времена. Но соответственно сему откровению учреждаемы были и внешние порядки жизни по Богу, которые, как видим, поновлялись, и поновлялись не раз. По руководству всяких из этих откровений, люди, верные ему, благоугождали Богу и спасались мерою спасения, каждому из них свойственною. Потому что сила спасения вера в Обетованного проходила по всем временам.

Откровение об Обетованном не могло быть дано все вдруг, а давалось как могло быть понято и усвоено. Образ Обетованного раскрывался по частям (по частям многим). Лет за 500 до пришествия Его кончились откровения. Израилю дано время вникнуть в открытое о Нем, понять, усвоить, чтобы, когда явится Он, безошибочно узнать Его. Блаженный Феодорит различает значение сих слов: «Слово многочáстнѣ (πολυμερῶς) означает разного рода домостроительства (вероятно патриархальное и подзаконное), а слово многообрáзнѣ различие божественных ведений (откровений)». Впрочем, большой нужды в точнейшем определении сих слов не настоит. Главная мысль апостола: тогда Бог говорил чрез пророков, а ныне чрез Сына. Сила речи в слове: чрез Сына. Об этом он и продолжает после речь. Тем же, как часто и как разнообразно говорил Бог чрез пророков, не имелось в мысли развлекать внимание читающих. К главной мысли апостола изъяснение сих слов можно направить так: сколько раз и как разнообразно Бог открывал волю Свою, и все чрез пророков, а ныне Он открыл ее нам чрез Сына. Слово древле обнимает все время ветхозаветных откровений, начиная с Адама до последнего пророка. Отцы все родоначальники, а пророки избранные мужи, чрез коих Бог открывал Свою волю. Первые преемники и блюстители откровения, последние возвестители его. Только однажды на Синае говорил Он народу; но народ недолгое слово Бога изречение десяти заповедей едва выдержал и просил, чтобы Бог не говорил более к нему, а передавал волю Свою Моисею, а тот им. Та и цель была сего действия Божия, чтобы в народе поселить крепкую уверенность, что все, что имеет учредить Моисей, от Бога есть. Были они уверены и в том, что и чрез других всех пророков также говорил Бог, хоть не всегда слушались слова их, по своему злонравию. Слово Божие чрез Сына выше слова Его чрез пророков. Эта мысль тотчас поднимала в очах их апостольское слово на значительную высоту, у верующего оживляла и возвышала веру, а у неверующего возбуждала внимание и вызывала к исследованию, что оно в самом деле есть и как есть. Въ послѣ́докъ днíй си́хъ недавно, незадолго пред сим, на нашей памяти. Последние дни сии по отношению к предыдущим. С Адама начал Бог говорить людям, и ни одного рода не пропускал, чтоб не говорить. Наконец, глагола и в наше время последнее. Ву пророков такие выражения все указывают на время, определенное для пришествия обетованного Избавителя. Употребив такое выражение, Апостол выразительно внушил, что последние дни, о коих говорят пророки, уже возымели место. глагóлавъ прорóки… глагóла Сы́номъ. Сын поставляется наряду с пророками, как Божие орудие в изглаголании воли Божией. Но изъяснять, что есть Сын, Апостолу было еще не время. Он объяснит это после. Здесь же только намек дает, что Он есть Некто Высший и этого было довольно для начала. Блаженный Феодорит пишет: «Апостол ясно показал различие Владыки Христа и пророков: ибо Его одного назвал Сыном». Егóже положи́ наслѣ́дника всѣ́мъ. Святой Павел начинает показывать, что есть Сын. Положенный от века наследником теперь введен в наследие, получил его. Пока жил Он среди людей, говорил людям, что слышал у Отца; когда же по страдании воскрес, вознесся на небеса и сел одесную Отца, тогда стал наследником всего. Πάντων всего Отчего достояния. Все отдано в руки Господа Спасителя для осуществления цели воплощенного домостроительства, чтоб все силы небесные и земные и всю тварь направлять к сему одному и вокруг себя собрать всех спасаемых. С другой стороны, и для того, чтоб чрез человеческое естество, которое по телу совмещает все силы мира и все стихии его, вводить восстановительные силы в мир, строя в нем над грубою видимостию невидимо лучший мир, который и явится во всем величии в последний день. Под наследством можно частнее разуметь всех людей. Это в отличие от ветхозаветного домостроительства. Тогда частию Божией и достоянием Его был только Израиль, а ныне все народы. О господстве над теми, кои самоохотно и произвольно покориться имели Ему, о господстве нравственном, ибо господство естественное имел Он всегда и над нехотящими Его, как говорится: всяческая работна Тебѣ (Пс. 118: 91). Имже и вѣ́ки сотвори́, это не может быть даром, а принадлежностью естества. Что наследником положен Спаситель, это может казаться плодом совершения домостроительства спасения. Апостол возводит здесь к узрению Божества в лице Спасителя. Бог сделал Его наследником, но Он и Сам Бог. Постепенно возводит умы, указывая сначала на то, что в Христе Иисусе Бог глаголал, потом, что по завершении глаголания Он поставлен над всем, все получил в руки Свои. Теперь указывает в нем Бога, но не прямо, а чрез усвоение Ему творчества. Хотя творчество прямо уже указывало на Божество: ибо творить Богу только свойственно. Но апостол удерживается от такого провозглашения, а оставляет так, чтоб в душах читающих само собой провозгласилось: следовательно, Он – Бог! Апостол выставляет только основание к такому исповеданию. «Сими словами указал апостол на Божество» (Феодорит). Если б апостол ограничился только указанием на то, что Он наследник всего, то иной мог бы подумать, что это есть дар благодати, или милости Божией. Но, указав на творчество, он прямо пролагает путь к исповеданию Его и Богом (Фотий и Экумений). Творить только Богу свойственно, и вечность — тоже Божеское свойство. «Век есть не какая-либо сущность, но нечто несамостоятельное, сопутствующее же тому, что имеет созданное естество. Он есть произведение времени, сопряженное с тварными естествами» (Феодорит). Так, вѣ́ки сотвори́ то же, что все твари сотворены. Вѣ́ки сотвори́ Господь. Следовательно Он прежде всех веков, то есть вечен. Новое указание на Божество: ибо вечность только в Боге имеет место. Блаженный Феодорит пишет: «Творцом веков назвал апостол Сына, научая и вразумляя, что Он вечен, потому что всегда был превыше всякого, какого бы то ни было временного протяжения. Так, ветхозаветное Писание говорит о Боге: Сыи прежде векъ (Пс. 54: 20), то есть всегда сущий». «Где ты, который говорит: было время, когда Его не было?» (Златоуст). «Он Сам создал века. Как же были века, когда Его не было?» (Феофилакт). Так сказал о творчестве Сына, апостол отклонил от поставления Его наследником всякое невысокое представление и вместе с тем дал разуметь, что сие последнее есть не придаток к естеству, а естественная принадлежность Сына, яко Бога, которая пребывает неизменною и по воплощении, не умалившем ее нимало... И́же сы́и сiя́нiе слáвы Отчи и о́бразъ ипостáси Егó, нося́ же вся́ческая глагóломъ си́лы Своея́, Собóю очищéнiе сотвори́въ грѣхóмъ нáшимъ. Это чрезвычайной важности догматическое учение о том, что Сын Божий есть совершеннейшее и полное отображение существа и личности Бога Отца, т.е. Он равен и единосущен Богу Отцу. Подобно Отцу, Он не только Творец, но и Промыслитель мира, ибо нося́ же вся́ческая глагóломъ си́лы Своея́, Он и Первосвященник, принесший Самого Себя в жертву за грехи людей. Но Он же сѣ́де одеснýю Престóла вели́чествiя на высóкихъ, вознеся тем взятое Им на Себя человеческое естество превыше всякой твари и обожив его. Толи́ко лýчши бы́въ Ангелъ, ели́ко преслáвнѣе пáче и́хъ наслѣ́дъствова и́мя. «И сие сказал апостол по человечеству. Ибо Сын как Бог Творец Ангелов и Владыка Ангелов, а как человек по воскресении и по восшествии на небеса соделался лучшим Ангелов, потому что был меньше Ангелов по причине претерпения смерти» (Феодорит). В следующих затем стихах первой главы святой апостол Павел приводит целый ряд ссылок на Ветхий Завет, главным образом, изречения из псалмов, которые ясно показывают превосходство Сына Божия, даровавшего нам Новый Завет пред Ангелами. В этих изречениях Мессии усвояются следующие имена: имя Сына Божия по существу (ст. 5‒6); как Феодорит пишет: «Разумеет наименование Сыновства, сему научает присовокупляемое: Комý бо речé когдá от Ангелъ, Сы́нъ Мóй еси́ Ты́, Азъ днéсь роди́хъ Тя́? означается рождение не вечное, но сопряженное с временем. И пáки, Азъ бýду Емý во Отцá, и Тóй бýдетъ Мнѣ́ въ Сы́на? Апостол сие сказал опять по человечеству, потому что означает время будущее. Егдá же пáки въвóдитъ Перворóднаго во вселéнную, глагóлетъ, и да поклóнятъся емý вси́ Ангели Бóжiи. Разумеет Домостроительство. Ибо откуда входит во вселенную «носяй всяческая глаголом силы Своея», Творец и Создатель веков? Если Ангелы поклоняются Ему по вочеловечении, то ужели не воздавали Ему сей чести прежде вочеловечения? Напротив того, и повсюду был как Бог, и вошел во вселенную как человек. Так, всегда принимал чествование от Ангелов, потому что всегда был Бог; но поклонились Ему и как человеку. Сделав сие сравнение по человечеству, апостол снова переходит к естеству Божественному и говорит: И ко Ангеломъ ýбо глагóлетъ: творя́й Ангелы Своя́ дýхи, и слуги́ Своя́ óгнь паля́щь. Къ Сы́ну же, престóлъ Твóй, Бóже, въ вѣ́къ вѣ́ка: жéзлъ правлéнiю, жéзлъ Цáрствiя Твоегó: Мессии усвояется имя Бога, царственный престол Коего вечен (ст. 7‒8). Да и здесь с Божественным сопряжено и человеческое: Возлюби́лъ еси́ прáвду, и возненави́дѣ беззакóнiе: сегó рáди помáза Тя́ Бóже Бóгъ Твóй, елéомъ рáдости, сказано по человечеству, пáче причáстникъ Твои́хъ. Сим ясно показал апостол, что Ангелы имеют естество тварное, Единородный же Сын несотворен и вечен. Помазание было не Божества, но человечества. Мы причастники и общники не Божества, а человечества. Сие же самое свидетельство обличило и хулу Ариеву, ибо показало, что престол Бога Слова вечен, а двоицею Лиц изгнало Савеллиево слияние. Но сие самое заграждает и бесстыдные уста иудеев». Мессии усвояется имя Помазанника Божия, помазанного паче всех человеческих причастников Своих, то есть царей, священников и пророков (ст. 9). В ст. 10‒12 Мессии усвояется имя изначала существующего и неизменяющегося Творца неба и земли, Который будет существовать вечно. Блаженный Феодорит пишет: «Апостол присовокупил и другое свидетельство, в котором проповедуется Божественное естество Бога Слова: И пáки, въ начáлѣ Ты́ Гóсподи зéмлю основá, и дѣ́ла рýку Твоéю сýть небесá, тá поги́бнутъ, Ты́ же пребывáеши: и вся́ я́коже ри́за обетшáютъ, и я́ко одéжду свиéши и́хъ, и измѣня́тъся. Дал видеть изменение твари в лучшее, которое совершено будет Им, и Его безначальность и негиблемость. Ибо говорит: Ты́ же Тóжде еси́, не пришел Он в бытие, но существует; никакого не приемлет изменения: и лѣ́та Твоя́ не оскудѣ́ютъ. А сим означается и бесстрастие Божества. Ибо если бы Бог пострадал, то как был бы Тойжде? Страждущий изменяется. И если бы три дня пребыл в смерти, то оскудели бы лета. Апостол показал, что Бог Слово Создатель всего; наименованием неба и земли объял все, что на них; научил, что Он непреложен и неизменяем.