?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: протоиерей Вячеслав Резников

Апостол Иаков писал, что источник наших искушений — наша злая похоть. И хотя от искушений — великая польза, но похоть от этого не становится добром. Получая пользу от искушений, надо одновременно и очищать сердце от греховной похоти. Для этого — всякий человек да будет скор на слышание, медлен на слова, медлен на гнев. Если заткнуть источник в скале, он постепенно иссякнет. Так и с многословием. Так и с гневом. Но «скорым» надо быть не на все слышимое, а только на слово, могущее спасти душу. Бессмысленно давить в себе нечистоту, ради «скорого» принятия другой нечистоты. Но и благое учение принимать в сердце надо только для того, чтобы оно само стало исходить из сердца в виде добрых дел. Мы должны быть исполнителями слова, а не слышателями только, обманывающими самих себя. Ибо, кто слушает слово и не исполняет, тот подобен человеку, рассматривающему природные черты лица своего в зеркале: он посмотрел не себя, отошел — и тотчас забыл, каков он. Так некий юноша подошел к Исусу Христу и спросил, что ему делать, чтобы наследовать жизнь вечную. Господь сначала ответил: знаешь заповеди… Но юноша продолжал спрашивать, а значит, хотел увидеть себя таким, как есть на самом деле. И Господь показал: одного тебе не достает: пойди, все, что имеешь, продай, и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, последуй за Мною, взяв крест.

Собственно, об этом же пишет и апостол Иаков, говоря, что чистое и непорочное благочестие пред Богом и Отцом есть то, чтобы призирать сирот и вдов в их скорбях, и хранить себя неоскверненным от мира. Только Господь сказал о необходимости оторвать от себя, а апостол — о цели приложения. А юноша, услышав это, смутившись от сего слова, отошел с печалью, потому что у него было большое имение. Он посмотрел на себя, увидел природные черты лица своего в зеркале, и — отошел. И будем надеяться, что он все-таки не успеет забыть их. И еще апостол пишет: Если кто из вас думает, что он благочестив, и не обуздывает своего языка, но обольщает свое сердце, у того пустое благочестие. А что, кроме языка, остается у человека, когда он отходит от Господа Исуса Христа? Ему остается только без конца объяснять всем, и в первую очередь — самому себе, почему все-таки отошел? Ему остается словами о доброделании заменять само доброделание. И сердце его, по мере успеха таких речей, будет успокаиваться и обольщать себя. А лучше бы опять же — помедлить на слова. И прислушаться к той печали, которая возникла в сердце, когда отошел от Господа Исуса.