?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Литургия в Соловках



Автор: священномученик Владимир Лозина-Лозинский

Литургия в Соловках

В полутьме без огней, чуть видны клироса.
В чёрных мантиях иноков тени.
И к незримому небу несут голоса
Откровенья незримых молений.

Потемневшие лики спокойно глядят.
И навстречу их благостным взорам,
Сердце жадно несёт свою накипь, свой чад
Перевитый тоской и укором.

Словно райские двери открыты врата.
Тайна жизни в высоком потире,
И терновый венец Жизнодавца-Христа
Озаряет горящий трикирий.

А над ним высоко за решёткой окон
Бледный путь недоступных созвездий,
Точно свиток каких-то сокрытых письмён,
Говорит о последнем возмездьи.

* * *
[Это стихотворение написано священномучеником Владимиром в Соловецком концлагере и имеет посвящение: «А. И» — священномученику Илариону, архиепископу Верейскому.]

Над этим полным страха строем,
Где грех, и ложь, и суета, —
Мы свой, надзвёздный город строим,
Наш мир под знаменем креста.

Настанет день и час расплаты
За годы крови и тревог,
Когда-то на земле распятый, —
На землю снова снидет Бог.

С крестом, как символом спасенья,
Он воззовёт и рай, и ад:
И, се, расторгнутся каменья,
Се, бездны тайны возвестят.

Полярные растают льдины,
Погаснет солнце навсегда,
И первозданные глубины
Откроет каждая звезда.

Тогда из тьмы времён смяте́нных
В последнем ужасе угроз,
Восстанут души убиенных
За имя вечное — Христос.

И Бог страдавший, Бог распятый,
Он примет подвиг их земной:
Его посол шестикрылатый
Их призовёт своей трубой.

И в град грядущего, ликуя,
Они войдут, как в некий храм,
И вознесётся «Аллилуйя»
Навстречу бурям и громам.

Тогда, о Боже, к смерти, к ранам,
Ко всей их скорби мировой,
Теперь Тобою осиянным,
Мы, люди, бросимся толпой.

Твоя любовь есть безконечность;
И, ради их нас не кляня,
Ты, Господи, введёшь нас в вечность
Не вечереющего дня.

<1926?>

В монастыре

Вас поведут по тем местам,
Где притаился нежный шорох,
Где дум невыплаканных ворох
Всё говорит о чём-то вам…
Где проливался тёплый воск
Большими жёлтыми слезами,
А перед мшистыми стенами
В камнях из камня крест пророс…
Где с арки выломанной вниз
Сбегают серые ступени,
И дремлют сумрачные тени,
Где чей-то грех, упавший ниц…
Но здесь теперь уж не найдёшь
Напевов нежных колоколен,
И словно тайно тяжко болен
Спит монастырь, как старый дож…
И вот теперь, в ушедший век,
Вы здесь пройдёте молча мимо,
И вам приснится меч Селима,
Клобук, татары, Булат-бек…
В стене чугунное кольцо,
Седины, чёрный чёрк змеи,
Писанье старца Досифея
И чьё-то строгое лицо…