?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: иеромонах Феоктист Игумнов

Приступи́ша же нѣ́цыи от­ саддукéй, глагóлющеи воскресéнiю не бы́ти, вопрашáху Егó глагóлюще, Учи́телю, Моисéй написá нáмъ, áще комý брáтъ ýмретъ имы́ женý, и тóй бесчáденъ ýмретъ, да брáтъ егó, пóйметъ женý, и во­стáвитъ сѣ́мя брáту сво­емý. Сéдмь ýбо брáтiя бѣ́, и пéрвыи поя́тъ женý, ýмре бесчáденъ, и поя́тъ вторы́и женý, и тóй ýмре бесчáденъ, и трéтiй поя́тъ ю́, тáкожде же и вси́ сéдмь. И не остáвиша чáдъ, и умрóша, послѣ́жде же всѣ́хъ, ýмре и женá, въ воскрешéнiе ýбо, котóраго и́хъ бýдетъ женá? сéдмь бо имѣ́ша ю́ женý. И от­вѣщáвъ речé и́мъ Iсýсъ,сы́нове вѣ́ка сегó, жéнят­ся и посягáютъ, а сподóбльшеися вѣ́къ о́нъ улучи́ти, и воскресéнiе éже от­ мéртвыхъ, ни жéнят­ся ни посягáютъ, ни ýмрети бо ктомý мóгутъ, рáвни бо сýть Ангеломъ, и сы́нове сýть Бóжiи, воскресéнiя сы́нове сýще. А я́ко востáютъ мéртвiи, и Моисéй сказá при­­ купинѣ́, я́коже глагóлетъ Гóспода Бóга Авраáмля, и Бóга Iсаáкова, и Бóга Iáковля. Бóгъ же нѣ́сть мéртвыхъ, но живы́хъ, вси́ бо томý жи́ви сýть. Отвѣщáв­ше же нѣ́цыи от­ кни́жникъ, рекóша, Учи́телю, дóбрѣ речéк. Ктомý же не смѣ́яху егó вопроси́ти ничесóже. Речé же къ ни́мъ, кáко глагóлютъ Христá Сы́на Давыдова бы́ти? Сáмъ бо Давыдъ глагóлетъ въ кни́зѣ псалóмстѣй, речé Госпóдь Гóсподеви мо­емý, сѣди́ одеснýю Менé, дóндеже положý врагы Твоя́ поднóжiе ногáма Тво­и́ма? Давыдъ ýбо Гóспода Егó нарицáетъ, и кáко Сы́нъ емý éсть? Думаю, что не ошибусь, если скажу, что мало кто из наших современников сможет своими словами воспроизвести изящные аргументы Христа в защиту всеобщего воскресения. А если и получится это сделать, то вряд ли они покажутся убедительными современному оппоненту. Ведь аргумент, по сути, один: мёртвые воскреснут, потому что Моисей называет Бога Богом Авраама, Исаака и Иакова, а к моменту произнесения этих слов праотцы мертвы, следовательно, они воскреснут, так как у мёртвых не может быть Бога. Что делать с этим аргументом в обществе, которое не знает и не стремится знать ни Авраама, ни Исаака, ни Иакова? Ведь получается рекурсия: Священное Писание говорит, что мёртвые воскреснут потому что так говорит Священное Писание в другом месте. Довольно хлипкий, по современным меркам, аргумент. И он явно не применим в научной дискуссии. Но дело тут в том, что никто из участников сегодняшней евангельской беседы и не пытался вести научный спор. Для саддукеев Священное Писание не было объектом научного изучения. Оно было для них, с одной стороны, объектом веры, а с другой — документальным свидетельством личной истории, по отношению к которому израильтяне не чувствовали какого-либо разрыва. Оно было частью жизни. Точно таким же, каким, к примеру, для нас является Великая Отечественная война. Мы сами не были ее участниками и свидетелями, но мы знаем тех, кто там воевал. Несмотря на отсутствие личного опыта только безумец сегодня станет отрицать реальность той войны. И реальность подвига людей, имена которых мы знаем. Для разговора о войне вовсе нет необходимости придерживаться строгого научного подхода. Чем-то подобным для саддукеев были истории про Авраама и его ближайших потомков. Это были те люди, к которым каждый из саддукеев, как и вообще любой израильтянин того времени, мог возвести свой род. Они были прямыми потомками Авраама и знали о нем много больше того, что сказано на страницах книги Бытия. Для них аргумент Христа не был оторван от реальности. Именно поэтому саддукеи согласились со словами Спасителя и одобрили их. Есть и ещё один важный факт, который помог им понять слова Христа. Он связан с пониманием смерти. Для нас слова Христа «Бог же не есть Бог мёртвых, но живых» мало чего в себе несут. Они вызывают вопрос: а что мешает быть Богу Богом мёртвых? Быть Богом когда-то живших людей? Эти вопросы невозможны для собеседников Христа. Для них смерть — это, в-первую очередь, разрыв с Богом, невозможность общения с Ним. Нельзя сказать о Боге, что Он чей-то, если нет с Ним живого общения. Именно поэтому Моисей говорит, не «был Богом Авраама и Богом Исаака и Богом Иакова», а Бог Авраама и Богом Исаака и Богом Иакова, то есть тот Бог, с Которым и поныне пребывают в общении эти великие праведники прошлого.