?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: иеромонах Феоктист Игумнов

Входя́щу же Емý въ нѣ́кую вéсь, срѣтóша Егó дéсять прокажéнѣхъ мужiи, и́же стáша издалéче и тíи възнесóша глáсъ глагóлюще. Iсýсе настáвниче поми́луи ны́. И ви́дѣвъ, речé и́мъ: шéдше окажи́теся свящéнникомъ. И бы́сть идýщемъ и́мъ, очи́стишася. Едiнъ же от­ ни́хъ ви́дѣвъ я́ко исцѣлѣ́, възврати́ся съ глáсомъ вéлiимъ слáвя Бóга, и падé ни́ць при ногý Егó хвалý Емý въздаá: и тóи бѣ́ самаряни́нъ. Отвѣщáвъ же Iсýсъ, речé. не дéсять ли очи́стишася? да дéвять гдѣ́? кáко не обрѣтóшася възврáщьшеся дáти слáву Бóгу, тóкмо иноплемéнникъ сéй? И речé емý, въстáвъ иди́, вѣ́ра твоá спасé тя. Десять человек, которые были больны проказой, наверняка имели мало общего между собой. Если, конечно, не считать их болезни. У них были разные биографии, разный возраст, разный опыт и разная степень веры. Но их общий голос, который доносит до нас апостол и евангелист Лука — Исус Наставник! помилуй нас — указывает на то, что их веру нельзя назвать совершенной, ее хватило лишь на то, чтобы признать во Христе Наставника, но не Бога. Тем не менее, они делают то, что Он им повелел. Идут к священникам, кто-то с надеждой, а кто-то и с разочарованием. В самом деле, если мы приходим к кому-то с просьбой, и он без всяких объяснений отправляет нас куда-то дальше, то самым естественным чувством будет разочарование в том, к кому мы обращались за помощью. Но прокажённые во время пути выздоравливают. Очевидно, что они шли с самыми разными мыслями. Кто-то с недоверием, а кто-то из с верой, той верой, которая заставляет безнадежно больного человека хвататься за любую «соломинку», за любой шанс выздоровления. И неважно, каким будет метод, неважно, кто тот человек, который обещает помочь и неважно, что он потребует взамен. Евангелие говорит, что очистились, то есть исцелились, все десять больных. У них не могло быть сомнений в том, что это массовое мгновенное исцеление не какая-то случайность. Очистились, и пошли дальше. И только один «из них, видя, что исцелён, возвратился, громким голосом прославляя Бога, и пал ниц к ногам Его, благодаря Его». Но почему же не пришли остальные? Можно предположить, некоторые размышляли так: «Зачем возвращаться? Виновник всего — Бог. А Он — на всяком месте. Достаточно даже на ходу воскликнуть: «Слава Тебе, Боже»! — И довольно, Он услышит. Так, успокоив совесть, избавили себя от труда обратного пути. А другие, возможно, рассуждали иначе: «По Его слову я исцелился. Но разве Он велел мне вернуться и благодарить? Он велел идти и показаться священникам, что я и выполняю, строго следуя Его словам». В первом случае простая лень пытается оправдать себя благочестивыми рассуждениями. Да, Бог на всяком месте. И хорошо, что мы в это верим. Но вера подразумевает исповедание, то есть жизнь по вере. Без дел нет никакой веры. И благодарить надо делами. В данном случае — вернуться, пройти обратный, может быть, и немалый путь. Во втором случае мы видим то, что на языке христианской аскетики именуется послушанием не по разуму. То есть механистическим исполнением того, что было сказано, без участия ума и сердца. Ведь у Кого они просили исцеления? У Христа. Значит, именно к Нему надо вернуться, именно Его поблагодарить, а потом идти к священникам, чтобы засвидетельствовать исцеление и вернуться к жизни в обществе. Вся эта история, конечно же, про нас, а не про древних прокажённых. Про наше маловерие, и про наши просьбы к Богу в сомнении, что Он может чем-либо помочь, просьбы на всякий случай. И про наше феноменальное умение забывать об озвученных когда-то просьбах. Как бы то ни было, возвращаться и благодарить нужно. Хотя бы для того, чтобы из уст Самого Бога услышать слова о том, что вера спасла нас.