?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В 2008 году в Греции вышла книга воспоминаний старца Ефрема Филофейского «Мой старец Иосиф, Исихаст и Пещерник». Она стала событием в духовной жизни православных греков. Все ее приобретали, все о ней говорили, во всех монастырях книга читалась во время трапезы. Затем книга отца Ефрема была переведена на русский язык и вышла в свет под названием «Моя жизнь со старцем Иосифом». Это издание также вызвало огромный интерес и разошлось по всему миру, где только есть русские читатели. А теперь все полюбившие старца Иосифа могут приобщиться к сокровищнице, содержащей его писания во всей возможной полноте. Они собраны в книге, которая увидела свет благодаря трудам Издательства Ахтырского Свято-Троицкого монастыря. И называется она «Старец Иосиф Исихаст. Полное собрание творений». Итак, впервые под одной обложкой выходит всё известное на данный момент письменное наследие старца Иосифа Исихаста, ранее не издававшееся. Первенство русского языка в этом событии не случайно. Именно русские читатели проявили огромную любовь к старцу Иосифу, увидев в его писаниях и житии явление и откровение миру великого святого, жившего совсем недавно. Его творе­ния, по словам издателей, — самое значительное явление в православной письменности двад­цатого века. Все ранее изданные русские переводы писаний старца ис­правлены и отредактированы. Впервые издается перевод Ватопедского собрания писем и стихотворений старца. Творения старца Иосифа Исихаста должны занимать почетное место на книжной полке каждого православного христианина, заботящегося о своем спасении. В предисловии книги ее переводчик, архимандрит Симеон (Гагатик), кратко рассказывает историю этого собрания. Вот она. В монастыре святого Филофея на Афоне, в братстве любимого ученика старца Иосифа игумена Ефрема, был монах по имени Савва, которому Господь даровал горячее желание собрать письма старца Иосифа. Собрав эти письма отовсюду, где только мог, он передал их для публикации библиотекарю монастыря мо­наху Луке, который и подготовил текст писем для печати. При этой подготовке были исправлены орфография и пунктуация авторского текста, а кроме этого исключены почти все име­на и личные подробности, поскольку получатели писем были еще живы и было бы некорректно предавать широкой огласке всё то, что касается их личной жизни. Так в 1979 году появился на свет сборник из шестидесяти четырех писем под названи­ем «Выражение монашеского опыта». В 1985 году он был до­полнен семнадцатью письмами, найденными к тому времени, и «Посланием исихасту-пустыннику». «Выражение монаше­ского опыта» выдержало множество изданий и стало одним из самых значительных явлений в православной письменности двадцатого века. В 1992 году другой ученик старца Иосифа — Иосиф Ватопедский — опубликовал, вместе с написанным им жизне­описанием Старца, его сочинение «Десятигласная Духодвижная Труба». Это сочинение наравне с письмами — уникаль­ное для последних времен явление. Будучи кратким пособием по аскетике для современного подвижника, оно написано в поэтической форме, так что художественная проза постоянно сменяется настоящими стихами. В настоящем издании эти места в тексте впервые соответствующим образом выделяются. Но уникальность «Духодвижной Трубы», по словам отца Симеона, состоит не только в ее художественных достоинствах и не только в том, что духовные наставления в ней даются опытнейшим святым подвижником. Старец Иосиф выступает здесь еще и как подлинный бого­слов, причем богослов оригинальный, в хорошем смысле это­го слова. Нигде ранее, насколько известно, не была напи­сана такая выразительная, величественная и проникновенная картина «круговращения божественного движения», как это предстает пред читателем в последнем, Десятом гласе «Трубы». Читатель также может увидеть, что богословие старца Иосифа является плодом личного богооткровенного созер­цания. «Духодвижная Труба» — это шедевр святоотеческой письменности, достоинства которого еще предстоит осознать. Далее, в 2005 году монастырь Ватопед издал те письма стар­ца, которые ему удалось собрать и которые до тех пор еще не были опубликованы. При этом изданы были эти письма со всей научной тщательностью: с указанием адресата, даты, а также купюр в тех случаях, когда в распоряжении Ватопеда имелись лишь отрывки писем. В этом же издании опубликова­ны и все найденные стихотворения Старца. Теперь и читатель этой книги откроет для себя старца Иосифа как поэта, гимны кото­рого, может быть, и уступают гимнам преподобного Симеона Нового Богослова в совершенстве греческой речи, но ничуть не уступают в духовной силе. Наконец, в монастыре Святого Антония Великого в Ари­зоне переводчику любезно подарили фотокопию рукописно­го сборника из восьми неопубликованных до сих пор писем старца Иосифа послушнице Ставруле. Здесь эти письма пу­бликуются впервые. А теперь расскажем немного о самом старце Иосифе, так как о нем пишет его ученик отец Ефрем Филофейский. «Ста­рец Иосиф был одним из величайших святогорских духов­ных корифеев нашего времени. Я пробыл рядом с ним две­надцать лет, обучаясь у его ног. Столько лет он прожил по­сле моей встречи с ним. Бог удостоил меня служить ему до его последнего святого вздоха. И он был поистине достоин всяческого услужения за его многие духовные труды, за его святые молитвы, которые стали нашим драгоценным духов­ным наследством. Я познал его как подлинного богоносца, превосходного духовного полководца, опытнейшего борца в брани против страстей и бесов. Если кто-то приходил к нему жить, то, каким бы страстным он ни был, ему невозможно было не исцелиться. с молитва, но всегда под руководством опытных наставников, ибо он насмотрелся на прельщенных людей. «Ты увидел человека, который не советуется или не исполняет советы? Погоди, вскоре увидишь его в прелести», — так часто говорил он нам. В соблюдении нашего подвижнического устава старец был предельно строг. Всей своей душой он возлюбил пост, бдение, молитву. Хлебушек, трапеза — всегда в меру. И если знал, что есть остатки со вчерашнего или позавчерашнего дня, то не ел свежеприготовленную пищу. Однако нам, моло­дым, он оказывал снисхождение в питании. Видя у нас столь­ко телесных немощей, он считал, что должен нас беречь. Но вся его терпимость, казалось, исчерпывалась этим снисхож­дением. Во всём остальном он был очень требователен — не потому, что не умел прощать ошибки или терпеть слабости, но желая, чтобы мы мобилизовали все душевные и телесные силы на подвиг. Ибо он говорил: «Если мы что-то не отда­ем Богу, чтобы этим воспользовался Он, этим воспользуется другой. Поэтому Господь и дает нам заповедь возлюбить Его от всей души и от всего сердца, дабы лукавый не нашел в нас места и пристанища, где мог бы поселиться». Мой старец, отмечает отец Ефрем, не изучал богословия, однако был очень глу­боким богословом. Он пишет в одном из писем: «Истинный монах — это произведение Святого Духа. И когда в послу­шании и безмолвии он очистит свои чувства, и умиротворить­ся [его] ум, и сделается чистым его сердце, тогда он получит благодать и просвещение ведения. Он весь становится све­том, весь — умом, весь — сиянием. И источает богословие, так что если трое будут записывать, то не будут успевать за этим потоком [благодати,] изливающимся волнообразно, расточающим мир и [сообщающим] всему телу предельную неподвижность страстей. Пламенеет сердце от Божествен­ной любви и взывает: "Удержи, Иисусе мой, волны Твоей бла­годати, ибо я таю как воск". И действительно тает, не выно­ся [этого]. И захватывается ум в созерцание. И происходит срастворение. И пресуществляется человек, и становится одно с Богом, так что не знает или не отделяет самого себя [от Бога,] — как железо в огне, когда оно раскалится и станет подобным огню». Из этих слов, по мнению отца Ефрема, видно, что Божественный мрак, озаряемый нетварным светом, не был для старца Иосифа, неведомой и неприступ­ной областью, но был известен ему как место и образ при­сутствия Бога, как тайна неизреченная, как свет пресветлый и яснейший. И это потому, что старец умел молиться. С мирской точки зрения он был малограмотным — окончил всего два класса начальной школы. Однако он был премудрым в вещах божественных. Богонаученным. Университет пустыни научил его тому, в чем мы нуждаемся более всего, — вещам небесным. Мы знаем, что слова старца принесут пользу монаше­ствующим. Знаем, что они принесут пользу и подвизающим­ся подвигом добрым в миру. Если же принесут пользу и еще кому-нибудь — Господь это ведает, и пусть Он сотворит, как благоволит Его благость. В любом случае, всё это и слышать нелегко без мужественного образа мыслей, и делом это не становится без подвига и большого труда».  Завершая эту программу, я вновь напоминаю, что русский читатель впервые получает воз­можность познакомиться с Полным собранием творений старца Иосифа, включающим несколько десятков ранее не публиковавшихся на русском языке сочинений этого замеча­тельного подвижника и подготовленным со всей тщательно­стью, какая была доступна работавшей над изданием группе. Отметим, что такое издание не имеет аналогов: нигде в мире еще не предпринималась попытка свести воедино всё дошед­шее до нас письменное наследие старца Иосифа Исихаста. Ну а нам остается присоединиться к пожеланиям издателей, что труды по изучению и публикации этого великого наследия будут продолжены.