?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Священномученик Александр Васильевич Петропавловский  родился 14 марта 1884 года в Ярославле в семье коллежского секретаря при Ярославском губернском правлении, отец был дворянином. В шестилетнем возрасте мальчик лишился отца, и семья оказалась в тяжелом материальном положении. В школе Саша выделялся красивым голосом и хорошим музыкальным слухом. Благодаря этому он был принят в церковный хор, где получал по три рубля в месяц ― по тогдашним временам неплохое подспорье для семьи. По окончании городского училища поступил в Ярославскую духовную семинарию. До 1917 г. служил псаломщиком, позже принял сан диакона, служил в с. Рыбницы Большесольского (ныне Некрасовского) района, в 40 км от Ярославля. Овдовел, на его руках осталось трое малолетних детей, и по особому разрешению Синода в марте 1917 г. он женился вторично на воспитательнице своих детей А. А. Пичугиной, происходившей из крестьянской семьи, они обвенчались в храме Христа Спасителя. В 1929 году рукоположен в сан священника. С 1930 года служил в с. Брейтово Ярославской области. По приезде в село сотрудники ОГПУ сразу отобрали вещи переехавшей семьи, включая одежду, белье и постельные принадлежности. В доме осталась одна табуретка и стопка книг. Спали на холодном полу. У отца Александра было четверо детей. Вскоре дети заболели пневмонией. Врачи отказались лечить детей священика, и два ребенка, 3 и 6 лет, умерли на Пасху. По воспоминаниям очевидцев, пасхальную заутреню отец Александр служил со слезами на глазах. В середине 1930-х годов отца Александра перевели в с. Прозорово. Семья поселилась в церковной сторожке. Имущества не имели никакого, кроме фамильной библиотеки. Вскоре отца Александра высели из сторожки, а книги с собой взять не разрешили. На его место поселили стрелка из Волголага, который книгами топил печь, пока не сжег все. За время служения в селе Прозорово семье пришлось сменить 13 квартир. Жили в большой нужде и трудах, за это время в семье родилось еще двое детей. В школе учителя издевались над «поповскими» детьми. Знавшие отца Александра отзывались о нем как о человеке культурном, добропорядочном, скромном, доброжелательном. В селе батюшку уважали, многие крестьяне обращались к нему за советом и с разными просьбами. Если встречались люди, нуждавшиеся больше него, отдавал последнее. Родной брат отца Александра стал коммунистом. И он, и другие родственники настаивали на том, чтобы священник снял сан и перестал служить, ради сохранения жизни своей и своих детей. Но отец Александр был непреклонен, брату он говорил: «Не будет у нас духовенства ― некому будет бороться за праведность и чистоту душ человеческих, некому будет учить народ добру и справедливости, и люди погрязнут в грехах, невежестве. потеряют совсем трудолюбие, не станут совсем любить и уважать ближнего, и общественность будет спасаться от зла, страха, непримиримости... Это и заставляет меня до конца нести свой крест, не думая о последствиях». Предчувствуя мученическую кончину, отец Александр подолгу молился по ночам, стоя на коленях перед иконами. Несколько раз его вызывали в с. Брейтово в НКВД и предлагали стать осведомителем, но он решительно отказывался. В 1937 г. на священника завели дело, за ним было установлено наблюдение. Работники сельсовета, местный руководитель Союза воинствующих безбожников и один из учителей подписали необходимый для ареста клеветнический донос на священника. Желая отсрочить арест, отец Александр старался избегать конфликтных ситуаций. Когда у него потребовали ключи от колокольни для снятия колоколов, он отдал их, не оказав никакого противодействия властям. 26 октября 1937 года отец Александр был арестован. Предлогом для ареста послужил разговор священника со счетоводом сельсовета по поводу завышенного налога на храм. О. Александра обвинили в антисоветской агитации, противодействию снятию церковных колоколов, возбуждении недовольства советской властью и колхозами, а также в том, что в проповедях своих он убеждал народ продолжать ходить в церковь. До 6 ноября содержался в КПЗ при Брейтовском отделении УНКВД, затем переведен в тюрьму в Рыбинске. Несмотря на 3 недели жестоких пыток и побоев, отец Адександр отверг обвинение в контрреволюционной пропаганде и никого не оговорил. 16 ноября 1937 года тройкой при УНКВД по Ярославской обл. был приговорен к расстрелу. Расстрелян 17 ноября 1937 года в Рыбинске. После ареста семью сразу же выгнали из дома, забрали скудное имущество. На руках матушки осталось четверо детей, старшему было 12 лет, младшему ― год. Но односельчане тайно помогали семье священника, чем спасли ее от неминуемой гибели. 16 сентября 1959 года был реабилитирован президиумом Ярославского облсуда (по 1937 году репрессий). Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Метки: