?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: блаженный Феодорит Кирский

Бог и Отец Господа нашего Исуса Христа весть, сый благословен во веки, яко не лгу. Слово Бог опять отделяет от слова Отец, ибо нам Он Бог, а Господу Отец. В Дамасце языческий князь Арефы царя стрежаше Дамаск град, яти ми хотя: и оконцем в кошнице свешен бых по стене и избегох из руку его. Апостол великость опасности дал видеть в самом способе бегства. Похвалитися же не пользует ми: прииду бо в видения и откровения Господня. Повествование об этом для меня неполезно, но полезно для вас. Посему, промышляя о вашей пользе, вынуждаюсь сказать и то, что не почитаю для себя полезным. Вем человека о Христе, прежде лет четыренадесяти: аще в теле, не вем, аще ли кроме тела, не вем, Бог весть: восхищена бывша таковаго дo третияго небесе. И вем такова человека, аще в теле, или кроме тела, не вем, Бог весть: яко восхищен бысть в рай, и слыша неизреченны глаголы, ихже не леть есть человеку глаголати. О таковем похвалюся: о себе же не похвалюся, токмо о немощех моих. Апостол видел многие откровения, как и сам о том говорит: прииду бо, сказал, в видения и откровения Господня; но, будучи вынужден, рассказал только одно, и то приписал другому лицу; ибо говорит: вем человека; но это ― не сам я. Определяет же время, давая сим знать, что об этом вынужден говорить ради них, потому что в продолжение четырнадцати лет не высказывал о том, что сподобился видеть. А сие: до третияго небесе, как утверждали некоторые, сказал aпостол о третьей части расстояния между землею и небом, до которой он был восхищен, и слышал неизреченные глаголы, каких не леть есть человеку, не сказал апостол: «слышать», но: глаголати. Ибо если бы невозможно было человеку слышать, то как услышал бы он? Но апостол слышал, пересказать же их не осмелился. А иные говорят, что глаголы суть самые вещи, потому что апостол видел красоту рая, лики в нем святых и всестройный глас песнословия. Все сие в точности знает сам видевший это, а мы перейдем к истолкованию следующего по порядку. Аще бо восхощу похвалитися, не буду безумен: истину бо реку. Поелику апостол неоднократно называл себя безумным, то, чтобы не почел кто ложным того, что говорит, по необходимости показал истину сего. Щажду же, да не како кто вознепщует о мне паче, еже видит мя, или слышит что от мене. Поэтому боюсь сказывать все, чтобы не составил кто о мне большего, нежели. о человеке, мнения. Ибо так было в Ликаонии; признали его Богом, намеревались принести в жертву волов, но апостол, раздрав одежды, вразумил о себе, какого он естества (см.: Деян. 14: 15). И за премногая откровения да не превозношуся, дадеся ми пакостник плоти, аггел сатанин, да ми пакосmu деет, да не превозношуся. Сим снова показал апостол что сподобился многих откровений. Посему-то, говорит он Владыка, промышляя о моей пользе, дал мне в удел всякого рода искушения, обуздывая сим мое о себе мнение и не попуская замыслить что-либо непомерное. Аггелом же сатаниным назвал обиды, поругания, народные восстания, это яснее излагает в последующих словах. О сем трикраты Господа молих, да oтcтyпит от мене: и рече ми: довлеет ти благодать Моя, сила бо Моя в немощи совершается. Апостол показал немощь природы, ибо говорит: «Просил я избавления от искушений». Показал же и утешение от Владыки, ибо сказал, что к утешению достаточно обильного подаяния благодати. А немощь и терпение проповедующих ясно показывают силу проповедуемого. Сладце убо похвалюся паче в немощех моих, да вселится в мя сила Христова. Объяснил, что назвал «аггелом сатаниным»; но, чтобы не подумал кто, будто бы немощь сия есть телесный недостаток, выразился об этом яснее.