?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: архиепископ Аврекий Таушев.

Во второй главе святой апостол внушает филиппийцам к полному единодушию и взаимной любви присоединить второе важное качество, которым характеризуется истинно христианская жизнь ― смиренномудрие. Высочайшим образцом смиренномудрия и примером подражания для христиан является Сам Христос, смиривший Себя до смерти крестной: Брáтiе, сiéже да мýдр­ст­вует­ся въ вáсъ, éже (и в)о Христѣ́ Исýсѣ, И́же во о́бразѣ Бóжiи сы́и, не восхищéнiемъ непщевá бы́ти рáвенъ Бóгу, но Себé умáлилъ (истощил), зрáкъ рабá прiи́мъ, въ подóбiи человѣ́честѣмъ бы́въ, и о́бразомъ обрѣ́теся я́коже человѣ́къ, смири́лъ Себé, послушли́въ бы́въ дáже до смéрти, смéрти же крéстнѣй (у вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Исусе: Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной) ― здесь рисуется потрясающая душу картина Божественного самоуничижения, самоумаления, «Божественное унижение», ради спасения людей, как вдохновляющий пример для подражания: если Сын Божий Единородный так смирился, то как же нам, окаянным грешникам, не смиряться? Тут ― естественное побуждение к смирению для всех истинных последователей Христовых. А так как в этих словах говорится о воплощении Сына Божия, о явлении Его в мир, как человека, то это место Послания к филиппийцам со следующими тремя стихами 9, 10 и 11 читается за Божественной литургией в Богородичные праздники. Смирение Сына Божия послужило к Его возвеличению: Тѣ́мже и Бóгъ Егó превоз­несé, и даровá Емý и́мя, éже пáче вся́каго и́мене (посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, ст. 9) ― конечно, здесь говорится о превознесении воплотившегося Сына Божия по Его человечеству, то есть о том, что за Его смирение и самое человечество, принятое Им на Себя, превознесено до высоты Божеской, введено в славу и силу Божества. Следствием этого смирения Сына Божия должно быть то, что перед Ним «преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних»: да о и́мени Исýсовѣ вся́ко колѣ́но поклони́т­ся, небéсныхъ и земны́хъ и преиспóднихъ, то есть вся тварь ― небесная, или Ангелы Божии, земная ― люди живущие и преисподняя, под которой разумеются умершие. И вся́къ(ий) язы́къ исповѣ́сть, я́ко (что) Госпóдь Исýсъ Христóсъ въ слáву Бóга Отцá (ст. 11), то есть: все прославят Его, как Господа и Бога, равного по славе Богу Отцу.