?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Авторы: блаженный Феодорит Кирский; блаженный Феофилакт Болгарский; архиепископ Аверкий Таушев

Дрýгъ дрýгу тяготы́ носи́те. Так как, будучи человеком, невозможно быть безгрешным, то он убеждает не относиться строго к грехам ближнего, но переносить их, чтобы потом и его грехи мог переносить другой (Феофилакт). И тáко испóлните (αναπληρώσατε) закóнъ Христóвъ. Вот закон христианской любви (арх. Аверкий). Не сказал: πληρώσατε, но: αναπληρώσατε, то есть сообща все исполняйте, взаимно помогая друг другу, например, проворный пусть помогает медлительному, а медлительный пусть сдерживает его горячие стремления, и таким образом и первый не согрешит при содействии последнего, и последний ― при содействии первого. Таким-то образом, подавая друг другу руки, вы при взаимной помощи исполняйте закон Христов, каждый своим содействием ближнему, восполняя то, чего недостает ему. Да и долг любви требует носить бремена друг друга, потому что в любви заключается исполнение заповедей Христовых (Феофилакт). Один недостаток имеешь ты, а другого не имеешь. Он же, напротив, не имеет недостатка, какой имеешь ты, но имеет другой. Ты перенеси его недостаток, а он пусть переносит твой. Таким образом исполняется закон любви. Ибо любовь назвал апостол законом Христовым. Христовы это слова: Заповедь новую даю вам, да любите друг друга (Ин. 13, 34). А́ще бо ктó мни́тъ себé бы́ти чтó, ничтóже сы́и, умóмъ льсти́тъ себé (ибо кто почитает себя чем-нибудь, будучи ничто, тот обольщает сам себя). Сим низложил кичливость надмевающихся какими-либо малыми преспеяниями (Блаж. Феодорит). Опять ниспровергает здесь гордость, показывая, что считающий себя чем-то ничтожен и этим самым мнением доказывает свое ничтожество, и обманывает не кого-нибудь другого, а себя (Феофилакт).
Дѣ́ло же своé да искушáетъ (испытывает) кóждо, и тогдá въ себѣ́ тóчiю хвалéнiе да и́мать, а не ко иному (тогда будет иметь похвалу только в себе, а не в другом). Если же хочешь похвалиться, то рассмотри свою жизнь и, если найдешь достойною похвалы, хвались о себе, если только должно тебе это сделать (Блаж. Феодорит). Пусть исследует, говорит он, тщательно свои действия (это ведь значит слово да искушает), не сделал ли он что-нибудь по тщеславию, или по лицемерию, или по другой какой-нибудь человеческой причине, и тогда пусть не хвалится пред другим. А если он не удержится, пусть хвалится перед собой, то есть подвергая суду себя самого, пусть нынешнее дело считает лучше вчерашнего и величается добрым делом. Но апостол говорит это по снисходительности, а не в смысле узаконения, чтобы мало-помалу уничтожить тщеславие такого рода. Ибо привыкши не тщеславиться, как фарисей, пред ближними он скоро перестанет хвалиться и пред самим собой (Феофилакт). Кóждо бо своé брéмя понесéтъ. Не любопытствуй знать чужие дела. Ибо каждый из нас отдаст отчет в собственных своих грехах (Блаж. Феодорит). Зачем хвалишься пред ближним? И ты, и он понесете каждый свое бремя и тогда будет оценено дело каждого. Посему, когда ты имеешь бремя и труды, не хвались добрым делом ни пред другими, ни пред самим собой (Феофилакт). Да общáетжеся учáися словеси́ учáщему, (в)о всѣ́хъ благи́хъ (наставляемый словом, делись всяким добром с наставляющим). Здесь предписывает учителям принимать надлежщие услуги от обучаемых. И дело называет общением и повелевает, чтобы наслаждающиеся духовным делились за то плотским (Блаж. Феодорит). Наконец, говорит об учащих, дабы наставляемые ими помогали наставникам не в одном чем-нибудь, но во всех благах, уделяя им пищу, одежду, оказывая почтение, расположение и все вообще хорошее. Ибо получаешь больше того, что даешь: вместо вещественных благ получаешь духовные. Посему и называет это дело общением, потому что происходит обмен. Но почему Христос определил, чтобы учителя получали пропитание от учеников? По двум следующим причинам: чтобы, с одной стороны, учителя не превозносились сильно, но, нуждаясь в учениках, были скромны, и чтобы посвящали время только слову, не заботясь о пище, а с другой стороны, чтобы и ученики в доброте к своим учителям учились быть такими же и по отношению к другим, и в то же время не стыдились и сами, находясь в бедности и нужде, так как и учителя их таковы (Феофилакт). Наисильнейшие побуждения к неослабному доброделанию апостол указывает во всеведении Божием: Не льсти́теся (не обманывайтесь): Бóгъ поругáемь не бывáетъ, и в том завершительном рассчете, который каждого из нас ожидает при конце этой земной жизни (арх. Аверкий): Е́же бо áще сѣ́етъ человѣ́къ, тóжде и пóжнетъ. Бог всяческих над всем назирает; не думайте, чтобы не знал Он, что делается. Но знайте, что жатва будет соответствовать посеву: что посеешь, то и пожнешь (Блаж. Феодорит). Я́ко сѣ́яи въ плóть свою́, óт плоти пóжнетъ истлѣ́нiе. Кто доставляет плоти наслаждение и удовольствие, тот плодом сего будет иметь истление, потому что тело предается тлению (Блаж. Феодорит). А сѣ́яи въ дýхъ, óт духа пóжнетъ живóтъ вѣ́чныи. Кто стремится к духовной цели и следует законам Духа, тот приобретет жизнь вечную (Блаж. Феодорит). Так как часто некоторые обвиняли учителей в дурной жизни, презирали их и не питали их в бедности, то он, хотя это и после говорит: Дóброе же творя́ще, да не стужáемъ си́ («делая добро, да не унываем»), но и теперь показывает, что и к таким учителям должно быть щедрыми, так как эта трата происходит на дело духовное. Итак, сравнивая издержки на дела плотские с тратой на духовное, он говорит; если ты будешь тратиться на плоть, приготовляя обеды и разные приправы, сея пьянство, роскошь и обжорство, то пожнешь тление. Ибо и само это гибнет, и тело с собой губит. А если будешь сеять духовно, то есть духовные дела, обнаруживая ко всем сострадание и храня воздержание, то пожнешь жизнь вечную. Ибо Бог осмеян и обманут не бывает, но воздаст тогда каждому свое. Итак, лучше тратить на дела духовные, к которым относятся и издержки на учителей, чем на плотские наслаждения, которые тленны и растлевают тело. Потому что от наслаждений и излишеств происходят болезни (Феофилакт). Дóброе же творя́ще, да не стужáемъ си́, вó время бо своé пóжнемъ, не ослабѣ́юще. Теперь яснее высказывает, что если бы и дурны были те, которые просят у нас, мы не должны ослабевать в своих благодеяниях к ним. Но указанием на то, что не должны ослабевать, советует щедрость и непрестанное даяние. Потом, много потребовав, он тотчас и награду указывает, именно: пожнемъ. Каким образом? Не ослабевая, то есть не имея никакого утруждения, но совершенное спокойствие. Ибо здесь соединяются с жатвой изнурение и труды, а там не так (Феофилакт). Ничто горестное да не прерывает усердия к доброму. Ибо без труда пожнем посеянное; сие выразил апостол, сказав: не ослабеюще. Что касается семян чувственных, то и сеяние сопряжено с трудом, а также и жатва. Нередко же расслабляет жнущих и зной жатвенного времени. Но не такова эта жатва; она свободна от труда и пота (Блаж. Феодорит). Не следует унывать, делая добро, и надо спешить делать его, пока есть время, пока не застигла нас смерть (арх. Аверкий): Тѣ́мже ýбо, дóндеже врéмя и́мамы, да дѣ́лаемъ благóе ко всѣ́мъ, пáче же къ при́снымъ въ вѣ́рѣ. Так и Господь в Священном Евангелии изрек: Будите убо милосерди, якоже и Отец ваш Небесный милосерд есть (Лк. 6, 36): яко солнце Свое сияет на злыя и благия и дождит на праведныя и на неправедныя (Мф. 5, 45). Впрочем, преимущественно надлежит услуживать единоверным (Блаж. Феодорит). Как не всегда удобно сеять, так точно и оказывать дела милосердия, что показывают и девы, и Лазарь. Поэтому, пока имеем время в этой жизни, не только учителям, но и эллинам и иудеям будем оказывать добро, то есть благодеяние и милосердие. Конечно, не в одинаковой мере нужно оказывать пособие сим последним и единоверцам, но большую щедрость нужно оказывать верующим. Ибо на это указывает словом «наипаче». Но заметь, и в этом случае насколько он удаляет их от иудейской узости: ибо закон открывал сердце в отношении к единоплеменникам, благодать же призывает землю и море к трапезе милосердия, хотя и не в одинаковой мере, как сказано (Феофилакт).