?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: протоиерей Александр Шаргунов

Тогда спросили Иисуса фарисеи и книжники: зачем ученики Твои не поступают по преданию старцев, но неумытыми руками едят хлеб? Он сказал им в ответ: хорошо пророчествовал о вас, лицемерах, Исаия, как написано: люди сии чтут Меня устами, сердце же их далеко отстоит от Меня, но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим. Ибо вы, оставив заповедь Божию, держитесь предания человеческого, омовения кружек и чаш, и делаете многое другое, сему подобное. И сказал им: хорошо ли, что вы отменяете заповедь Божию, чтобы соблюсти свое предание? Ибо Моисей сказал: почитай отца своего и мать свою; и: злословящий отца или мать смертью да умрет. А вы говорите: кто скажет отцу или матери: корван, то есть дар Богу то, чем бы ты от меня пользовался, тому вы уже попускаете ничего не делать для отца своего или матери своей, устраняя слово Божие преданием вашим, которое вы установили; и делаете многое сему подобное. И, призвав весь народ, говорил им: слушайте Меня все и разумейте: ничто, входящее в человека извне, не может осквернить его; но что исходит из него, то оскверняет человека. Если кто имеет уши слышать, да слышит! Господь обличает лицемерие книжников и фарисеев, их лживость. Обращаясь к знатокам Писания, Он указывает им на Писание. Подлинная нечистота – не обрядового, но нравственного свойства. Фарисеи, до мелочей соблюдавшие предписания обрядовой чистоты, отодвигали на второй план жизненно-существенные отношения между людьми. В этом заключалась их неверность Закону Божию.
Они ничем не отличаются от отцов, о которых Исаия говорил за семь столетий до Христа: «Приближаются ко Мне люди сии устами своими, сердце же их далеко отстоит от Меня». Господь обличает фарисеев за упразднение заповедей Божиих, за пренебрежение к ним, и за нарушение их в следовании своим предписаниям, как если бы заповеди уже не имели силы. Как часто мы проявляем ревность в соблюдении внешних установлений, и при этом исполнены беспечности по поводу существенных христианских обязанностей. «Ибо вы, оставив заповедь Божию, держитесь предания человеческого», ― говорит фарисеям Господь. Им был вверен Закон, они были призваны хранить его, но вместо этого они нарушали Закон, освобождаясь от уз его. Господь приводит замечательный пример. Бог заповедал детям почитать родителей ― этого требует не только Закон Моисеев, но и закон естества. И «злословящий отца или мать смертью да умрет». Долг детей, если родители бедны, помогать им по мере сил. И если достойны смерти дети, злословящие своих родителей, тем более это относится к детям, обрекающих своих родителей на голодную смерть. Но фарисеи придумали способ, как избежать этих обязанностей. Если у кого-то родители находятся в нужде, и у него есть чем помочь им, однако желания сделать это он не имеет, то пусть скажет им: «корван», то есть дар Богу, и этого будет довольно. Как если бы обязанностью исполнить эту клятву он становится свободен от обязанности перед родителями. «Так вы устраняете слово Божие преданием вашим, которое вы установили», ― говорит Господь и заключает: «и делаете многое сему подобное». Где могут остановиться люди, подменившие однажды слово Божие своим измышлением? Эти искусные манипуляторы вначале делают заповедь Божию второстепенной по сравнению с их человеческим преданием, а потом и вовсе упраздняют ее. Господь объясняет народу, что эта подмена означает, и как она происходит. Надо, чтобы все знали самую суть, и потому, «призвав весь народ, Он говорил им: слушайте Меня все и разумейте». Недостаточно для простого народа слушать, они должны понимать то, что слышат. Ложные обычаи лучше всего врачуются исправлением ложных понятий. И Господь говорит, какое осквернение является для человека действительно опасным. Не пищей, которую мы едим, входящей извне и проходящей через нас. Но излиянием гноя, скопившегося в наших сердцах. Мы становимся мерзостью пред очами Божиими тем, что исходит из нас – нашими злыми помыслами и чувствами, словами и поступками, ― они, и только они оскверняют нас. Потому нашей заботой должно быть ― как омыть наши сердца от скверны греха. Преподобный Силуан Афонский говорит: «Любить Бога никакие дела не мешают». Что бы ни происходило, сколь бы суровым ни было предание старцев, фарисеи не должны были сделать невозможным исполнение Закона десяти заповедей. Господь говорит об опасности создания системы, где правила и предписания значат больше заповедей о любви к Богу и человеку. Бог заповедует, чтобы требования любви шли впереди, в то время как предание книжников ставит исполнение правил на первое место. Господь говорит, что все внешнее, препятствующее исполнению внутреннего религиозного долга, есть очевидное противоречие Закону Божию. Поэтому мы должны быть внимательными к тому, чтобы никакая система не могла упразднить требований любви. Все любезно сердцу христианина, что Церковь содержит, ― все уставы, все установления, все каноны ― та организация Церкви, которую Господь хранит Своей крепостью. Но все это существует только ради того, чтобы мы обрели способность увидеть другого человека, как видит его Господь. Самая большая опасность для Церкви, это когда остается сохранение всего внешнего, как будто драгоценного и нужного, но при этом теряется самое главное. Эта внешняя видимость, как говорит святитель Феофан, есть тайна беззакония внутри Церкви. Именно в такой атмосфере внутри Церкви, в храме Божием явится человек беззакония и воссядет в нем, выдавая себя за Бога. И храмы бесконечно драгоценны, но что они будут значить, если отнимется удерживающий, то есть благодать Святого Духа? Странным образом значение, которое в I веке приобрел Иерусалимский Храм и жертвы, приносимые в нем, приводили иудеев к ослаблению чувства нравственного долга. Пример с корваном ― яркое свидетельство этого. Важнее помощи престарелым родителям в нужде было принесение денег на Храм. Вот где истоки знаменитых средневековых индульгенций у католиков. И нежелание видеть страдание окружающего мира ― бегством в духовное ― тоже началось не сегодня. Все внешнее в Церкви ― это только замечательный строительный материал, золотые кирпичи, из которых можно построить тюрьму для себя, для собственной души, а можно построить царский небесный дворец. Ни через какие правила мы не достигнем спасения. Увлечься можно, как потрясающе сказал святой Игнатий Брянчанинов, чем угодно, даже богослужением ― тоже некоей системой, и при этом потерять самое главное. Что может быть страшнее ― быть близким к Церкви и далеким от Бога!