?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: блаженный Феофилакт Болгарский

И услы́ша цáрь И́родъ (об Исусе); я́вѣ бо бы́сть и́мя Егó. И глагóлаше, я́ко Иоáн­нъ крестяи от мéртвыхъ востá, и сегó рáди си́лы дѣ́ют­ся о нéмъ. Инíи глагóлаху, я́ко Илiá éсть, инíи же глагóлаху, я́ко прорóкъ éсть, или́ я́ко еди́нъ от­ прорóкъ. Слы́шавъ же И́родъ речé, я́ко егóже áзъ усѣ́кнухъ Иоáн­на, тóй éсть, тóй востá от­ мéртвыхъ. Этот Ирод был сын Ирода, избившего младенцев. Как тетрарха, Марк называет его царем, употребляя это имя не в строгом смысле. Услышав о чудесах Господних и сознавая, что без причины убил праведного Иоанна, Ирод начал думать, что он воскрес из мертвых и по воскресении получил силу чудотворения. Прежде Иоанн не сотворил ни одного знамения, но после воскресения, ― так думал Ирод, ― получил он силу творить знамения. Но другие говорили о Христе, что это Илия, потому что Он обличал многих, например, когда говорил: о, род неверный! А Ирод боялся. Так жалок был этот человек, что боялся мертвого! Тóй бо И́родъ послáвъ, я́тъ Иоáн­на и связá егó въ темни́цѣ, Иродiяды рáди жены́ Фили́ппа брáта сво­егó, я́ко ожени́ся ею. Глагóлаше бо Иоáн­нъ И́родови, не досто­и́тъ тебѣ́ имѣ́ти женý Фили́ппа брáта тво­егó. Иродíя же гнѣ́вашеся нáнь, и хотя́ше егó уби́ти, и не можá­ше. И́родъ бо боя́шеся Иоáн­на, вѣ́дыи егó мýжа прáведна и свя́та, и соблюдá­ше егó, и послýшавъ егó, мнóга творя́ше, и въ слáдость егó послýшаше. Воспользовавшись случаем, Марк помещает здесь вводную речь о смерти Крестителя. Одни говорят, что Ирод взял Иродиаду еще при жизни Филиппа и за то обличаем был как беззаконник, вступивший в брак с женой живого брата своего. Напротив, другие утверждают, что Филипп уже умер, но оставил после себя дочь. А когда у Филиппа осталась дочь, то Ироду не следовало жениться на братовой жене и после смерти брата; ибо Закон повелевал брату взять жену брата своего в том случае, когда бы сей последний умер бездетным. Но в настоящем случае оставалась дочь; следовательно, брак Ирода был беззаконный. Смотри, как сильна страсть плотской любви! Вот Ирод, имевший столько уважения и страха к Иоанну, пренебрег этим, чтобы только удовлетворить свою страсть. И приклю́чьшуся дни потрéбну, егдá И́родъ роже­ст­вý сво­емý вéчерю творя́ше, князéмъ сво­и́мъ и ты́сящникомъ и старѣ́йшинамъ Галилéйскимъ; и в­шéдши дщéри тоя́ Иродiяды, и плясáв­ши, и угóждьши И́родови, и воз­лежáщымъ съ ни́мъ, речé цáрь дѣви́цѣ, проси́ у менé егóже áще хóщеши, и дáмъ ти́. И кля́т­ся éй, я́ко áще попроси́ши у менé, дáмъ ти́, и до пóлъ цáрьст­вiя моегó. Онá же изшéдши, речé мáтери сво­éй, чесó прошý? Онá же речé: главу Иоáн­на Крести́теля. И в­шéдши áбiе со тщáнiемъ къ царю́, проси, глагóлющи, хощý, да ми́ дáси от­ негó на блю́дѣ главý Иоáн­на Крести́теля. И прискóрбенъ бы́въ цáрь, кля́твы же рáди, и за воз­лежáщихъ съ ни́мъ, не восхотѣ́ от­рѣщи́ся éй. И áбiе послáвъ цáрь спекулáтора, повелѣ́ принести́ главý егó. О́нъ же шéдъ усѣ́кну егó въ темни́цѣ, и принесé главý егó на блю́дѣ, и дастъ ю́ дѣви́цѣ, и дѣви́ца дастъ ю́ мáтери сво­éй. И слы́шав­ше ученицы́ егó, прiидóша и взя́ша трýпъ егó, и положи́ша егó вó гробѣ. Пир идет весело: сатана пляшет в девице, и дается клятва, беззаконная и безбожная, а более всего безумная. «Чтобы ты дал мне, ― говорит злая жена, ― теперь же», сейчас. Безрассудный же и любострастный Ирод побоялся нарушить клятву и потому убивает праведника, тогда как должен был в сем случае изменить клятве и не совершать столь ужасного преступления (исполнять клятву не везде хорошо). Оруженосцем назывался такой военный человек, который поставляем был обществом на то, чтобы казнить и убивать преступников. Можно понимать рассматриваемое место и в переносном, духовном смысле. Так, Ирод представляет собой грубо-плотский народ иудейский: он взял жену ― ложную и нелепую славу, дочь которой и ныне еще пляшет и находится в движении у иудеев, ― это обольщающее их знание Писаний. Они думают, что знают Писания, тогда как на самом деле не знают, ибо они обезглавили Иоанна, то есть пророческое слово, потому что не приняли Главу пророчества, разумею Христа. Поэтому если они имеют пророческое слово, то имеют его без Главы, то есть без Христа. И собрашáся апóстоли ко Исýсу, и воз­вѣсти́ша Емý вся́, и ели́ка сотвори́ша и научи́ша. После своего проповедования апостолы собираются к Иисусу. Это должно быть для нас уроком, что и мы, быв избраны на какое-либо служение, не должны выходить из послушания избравшему нас и возноситься пред ним, но должны признать его главой, обращаться к нему и доносить ему обо всем, что сделали мы и чему научили (надобно не только учить, но и делать).