?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Автор: Протоиерей Александр Шаргунов

Мы слышали сегодня за литургией Евангелие о званых на пир, притчу о Царстве Божием, которое Господь уподобляет некоему человеку, пригласившему всех на великий праздник — на брак своего сына. Мы видим, что они отказываются, потому что заняты важными делами: у одних — поле, у других — торговля, у третьих — еще что-то. И посланников встречают оскорблениями, избивают, а кого-то даже убивают. Тогда этот человек, разгневавшись, отправляет армию, которая жестоких убийц наказывает смертью и город подвергает огню. «И град их зажже» — так звучит по-славянски, и мы сразу видим, как горит этот город. В этой притче Господь, также как и в притче о злых виноградарях, прежде всего говорит о богоизбранном народе, который в первую очередь приглашает Господь на пир Cвоего Царства. Издалека приглашает — из глубины веков, заранее зовет на тот пир, который готовится Царем Небесным для рода человеческого. И вот приходит Сын Божий и зовет этот избранный народ последовать за Ним, и они отвергают Его с презрением. Тогда, как сказано в притче, Господь посылает своих вестников на распутья, на дороги, чтобы позвать всех, кто только сможет придти. Люди, которые находятся на дорогах и распутьях, — это язычники и грешники, не думавшие, конечно, что Господь сподобит их такой чести. Мы видим, какое страшное наказание ожидает тех, кто отвергает Господа. Иерусалим в 70м году был сожжен дотла, когда римские войска окружили его и разрушили до основания, не оставив камня на камне. И даже плуг прошел посередине этого города, чтобы не осталось никаких следов от него. То, что Господь говорит в притче, исполняется в жизни. Исполнилось с богоизбранным народом, который был рассеян, и в течение всей истории человечества подвергается наказанию. Время от времени Господь напоминает о Своих словах. Так произошло с русским народом, богоизбранным за православие. Когда он отвергся Христа Бога, спасительной веры — православия, с ним случились страшные несчастья, которые не прекращаются до сегодняшнего дня. Из одной беды мы попадаем в другую, горшую. Плохо живется сегодня людям, которые оставили Господа. А между тем, Господь призывает, как мы видим, не куда-нибудь, а на праздник. Вера христианская — не что-то унылое, как иногда говорят наши недруги, а это именно радость. Человек приглашается к радости, и то, что он теряет, когда не следует за Господом, — это радость, без которой он не может даже исполнить до конца свое предназначение. Но самое страшное наказание, говорят святые отцы, — это не муки ада, не скорби, которые мы претерпеваем сегодня. Самое великое наказание — это быть лишенным радости, которую Господь приготовил для нас. Соедините тысячу геенн, говорит святой Иоанн Златоуст, это ничто по сравнению с тем, чего лишается человек, не достигая рая Божия. Господь предупреждает, что эта радость столь велика, столь значительно то, что Господь хочет нам предложить, что все остальное, все наши заботы и труды должны отступить на второй план. Мы должны искать прежде всего Царства Божия и правды его в надежде, что все остальное, несомненно, заботой Божией приложится. А если мы будем поступать наоборот, то все и будет у нас наоборот. И эти люди, которые не пошли на пир, не потому отказались, что их ожидало какое-то греховное развлечение, а потому что они были заняты очень серьезными, ответственными земными делами. Но оттого что земные заботы для них были более значительными, чем то, что Господь им предложил, они забыли о вечном. Они сосредоточились целиком на том, что видимо, и утратили невидимое. Оказывается, люди могут столько забот прилагать к тому, как обустроить свою жизнь, что о самой жизни могут просто забыть. И здесь она распадается, и в вечности не будет жизни. Будем помнить, что Господь призывает нас на праздник радости не за какие-то наши труды и заслуги. Потому что — посмотрите — люди, к которым в конце концов обратился устроитель пира, были язычниками и грешниками, и не могли думать, что они могут такое заслужить. Но приходит господин — Господин жизни нашей — и предлагает нам все, что есть у Него. Предлагает войти в радость Своего Божественного Сына. Всем людям без исключения предлагает. И всем раскрыта дверь, как двери храма раскрыты для всех. Всех призывает Господь, но это не значит, что мы можем придти как угодно на это приглашение. Хозяин дома видит одного одетого не в брачную одежду. «Друг, как ты оказался здесь?» — спрашивает он его. Тот же молчал. Тогда хозяин повелел, чтобы его связали по рукам и ногам и выбросили во тьму внешнюю. Эти слова напоминают нам о том, что хотя все мы приглашены в дом Господень на пасхальный пир Его Царства, мы должны позаботиться о том, чтобы принести с собой жизнь, которая соответствовала бы любви Господней. Чтобы не просто пришли сюда и остались такими, какие мы есть, потому что, как говорят святые отцы, человек, который встретил однажды Христа и узнал о Его любви, о Его благодати, не может дальше жить такой же жизнью, какой он жил до этого. Вот мы пришли сегодня в храм Божий, к причастию Святых Христовых Тайн. Кто из нас сегодня в брачной одежде? Это особое место, в особые одежды должны быть облечены наш ум и сердце. То есть в страх Божий, веру, чистоту, смиренное терпение всех обстоятельств нашей жизни, в благодарность Господу. Без этого, без покаяния мы не имеем права приблизиться ко Господу, переступить порог церковный. Молитвы ко святому причащению как раз напоминают нам о брачной одежде, которой мы не имеем. Как мы молимся на Страстной Седмице: «Чертог Твой вижду, Спасе мой, украшенный. И одежды не имам, да вниду в онь. Просвети одеяние души моея, Светодавче, и спаси мя». Только Господь может дать нам эту одежду, если есть осознание того, что происходит с нами, и истинное покаяние. Мы видим в мире все большее пренебрежение к словам Господа. У католиков, например, все чаще литургию (мессу) служит священник, который порой даже в священнические одежды не облачен, а просто в светском костюме — чтобы якобы «быть ближе» к людям и «понятнее». И облатки — то, что обозначает таинство Христово, — могут раздавать какие-нибудь девицы в джинсах. К таинству могут приступать люди просто с улицы, туристы какие-нибудь, без всякой подготовки. Ну и, конечно же, пост отменен в этой Церкви. Не только Великий пост — даже евхаристического поста не существует. Человек, выпив чашечку кофе, позавтракав, приходит к Чаше Христовой. Не в брачной одежде совершает священник литургию, и не в брачной одежде приступает к ней вся Церковь. Но и с нами может происходить то же самое, когда мы, не подготовившись, прямо с улицы входим в храм: «Сегодня воскресный день, значит мне нужно снова причаститься». Сколько бы ни говорил священник, сколько бы ни напоминал, что это великое таинство, что нужно испытывать свою совесть, что нужно молиться не внешне, прежде чем приступать к нему, чтобы не в суд и во осуждение было нам причащение, как сказано в притче о человеке, попавшем на пир не в брачной одежде. Подготовка к причастию — это не только наша личная молитва, исполнение правила, которое установили святые отцы. Если мы хотим на подлинной глубине приобщиться празднику Господню, мы должны глубоко осмыслить то, что Он говорит сегодня в притче. Постараться увидеть судьбы других людей, народов, судьбу своего Отечества в свете этих слов, понять, насколько зависит все от того, как мы приступаем к приглашению Господню. Если бы каждый из нас, если бы вся Церковь пришла в храм Божий с такой подготовкой, с таким покаянием, с таким осознанием дара Христова — тогда на земле начались бы великие перемены, говорит преподобный Силуан Афонский. Тогда совершилось бы дивное в наших сердцах и в жизни всей Церкви, в судьбах Отечества нашего, и всего мира.